Дипломаты

Автор: Iroshninov. Опубликовано в О секретных договорах правительств

is-3Один из первых советских дипломатов, Я.С. Ганецкий, писал: «С самого начала создания Наркоминдела Ленин до последних дней своей жизни непосредственно давал направление советской дипломатии.

Ошибочным было бы предполагать, что председатель Совета Народных Комиссаров был в «привилегированном» положении, что он давал только направление делу, распоряжение, а исполнение возлагалось на других.

Не было такой области работы, таких вопросов, которыми Ленину не приходилось бы лично заниматься». Так, Ленин поручает комиссару пограничной охраны в Торнео Тимофееву организовать службу курьеров Смольный - Торнео и осуществлять контроль за телеграфной и почтовой связью Смольного со Стокгольмом (через Торнео).

Единственный наш посол В.В. Боровский, который, находясь в Стокгольме, «должен был информировать весь заграничный мир о революции в России», по свидетельству Я.С. Ганецкого, все время поддерживал постоянный контакт с Председателем Совета Народных Комиссаров, регулярно посылая донесения и обращаясь к нему почти по всем без исключения вопросам. По указаниям Ленина ответственные сотрудники аппарата СНК выполняли поручения Наркоминдела.

Секретарь Совета Народных Комиссаров Н.П. Горбунов поддерживал, в частности, связь с Петроградским ВРК, который в первые послеоктябрьские дни, когда народные комиссариаты еще только создавались, был главным оперативным органом СНК, в том числе и в области налаживания сношений с заграницей.

Так, в письме от 07 ноября Горбунов от имени Комиссариата иностранных дел просил Военно-революционный комитет телеграфировать в Торнео о том, «что все лица, имеющие дипломатические паспорта, должны беспрепятственно пропускаться как в Россию, так и из России».

В дни чиновничьего саботажа Горбунов помогал Наркоминделу найти высококвалифицированных специалистов для перевода на различные языки первых советских декретов и дипломатических документов - писем и нот иностранным посольствам и представительствам.

Тесная связь Наркоминдела с Лениным и Совнаркомом, с Центральным комитетом РСДРП (б) и партийными организациями Петрограда имела большое, можно без преувеличения сказать, решающее значение для сформирования нового состава сотрудников и прежде всего для привлечения рабочих ряда известных промышленных предприятий столицы: Трубочного, Военно-подковного и Путиловского заводов.

Петроградской усиленной автомобильной мастерской, завода военных и морских приборов акционерного общества «Siemens-Schuckert» (ныне «Электроаппарат»). Этот завод, находившийся на 24-й линии Васильевского острова, являлся одним из надежнейших бастионов революции, в его цехах хорошо знали В.К. Слуцкую и И.А. Залкинда, и не удивительно поэтому, что Н.А. Антонов, Н.А. Андреянов. И.Г. Беляев, М.И. Захаренко, В.И. Митюрев, И.П. Петров, К.М. Федоров и другие рабочие-большевики одними из первых пришли в опустевшее здание на Дворцовой площади, 6.

«Когда после Октябрьской революции мы стали брать учреждения,- рассказывал впоследствии, в сентябре 1927 года, на вечере воспоминаний, рабочий завода «Электроаппарат», член РСДРП (б) с марта 1917 года В.И. Митюрев, - то все участники взятия Комиссариата по иностранным делам были с нашего завода, и мы там несли караул. Мы шли на дежурство в Комиссариат по иностранным делам с работы. Но потом мы совсем снялись с завода и ушли в комиссариат».