Изучение работы МИД

Автор: Iroshninov. Опубликовано в О секретных договорах правительств

is-7Во время одной из поездок трехдюймовый вражеский снаряд попал в автомобиль, где Иван Абрамович находился вместе с секретарем Василеостровского районного комитета РСДРП (б) В.К. Слуцкой.

«Железная Вера» была убита наповал, Залкинд чудом остался жив. Одним из ближайших помощников И.А. Залкинда по овладению бывшим МИД стал Евгений Дмитриевич Поливанов.

Окончив в 1912 году историко-филологический факультет Петербургского университета, Поливанов уехал в Японию, где по поручению Российской Академии наук занимался научными исследованиями в области лингвистики. Возвратившись в Петроград, он вел преподавательскую работу.

В 1917 году приват-доцент Поливанов не остался в стороне от бурных событий. Он активно участвовал в деятельности Центрального Совета крестьянских депутатов, а незадолго до октябрьских событий начал сотрудничать в отделе печати Министерства иностранных дел как специалист по восточным языкам, выполнял поручения азиатского департамента МИД.

Поливанов не был членом большевистской партии, но он принадлежал к числу тех представителей передовых кругов отечественной интеллигенции, которые решительно и бесповоротно встали на сторону восставшего народа. Вскоре после Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде в Смольный пришло письмо, в котором Поливанов предлагал свои услуги в качестве лица, ранее работавшего в бывшем МИД.

Это письмо было передано И.А. Залкинду. Так произошла их встреча. И вот уже мчится по улицам Петрограда автомобиль... «Я разыскал Поливанова,- вспоминал впоследствии Залкинд,- и вместе с ним начал объезд виднейших чиновников министерства по их квартирам, требуя от каждого из них, за их личной ответственностью, присутствия на другой день в здании министерства для решающих переговоров.

Многих мы дома не застали, кое-кто сказался больным, а один, когда мы не поверили сообщению о серьезности его болезни и настояли на личном приеме, залез под одеяло, как был, в полном костюме и ботинках, в каковом виде и принял наш визит».

Старший товарищ министра А.А. Нератов все еще продолжал оставаться «в бегах», и 03 ноября на утреннем заседании Петроградский Военно-революционный комитет принял решение арестовать его и предать революционному суду. Вслед за этим, по предложению Наркоминдела, Петроградский ВРК выдал специальный ордер за подписью М.С. Урицкого на арест Нератова.