И.А.Залкинд

Автор: Iroshninov. Опубликовано в О секретных договорах правительств

zalkindОн родился и вырос в Петербурге на Васильевском острове. Здесь окончил в 1903 году гимназию и одновременно прошел в рабочих социал-демократических кружках начальный курс другой, а именно марксистской, науки. Здесь же 18-летним юношей И.А. Залкинд стал профессиональным революционером.

Трудным и вместе с тем удивительно ярким был жизненный путь Ивана Артамонова (под этим именем знала Залкинда царская охранка). Он вел нелегальную партийную работу в Нижнем Новгороде, Одессе, Баку и других городах страны, его хорошо знали рабочие Выборгской стороны, Московско-Нарвского и Василеостровского районов столицы.

Он активно участвовал во многих революционных выступлениях (в том числе потемкинской эпопее и декабрьском вооруженном восстании 1905 года в Петербурге), семнадцать раз подвергался арестам, находился в тюрьмах и ссылках. В 1908 году Залкинду, совершившему побег после очередного ареста, пришлось эмигрировать за границу.

Иван Абрамович побывал в Англии, Алжире, Испании и изучил несколько иностранных языков. Во Франции он окончил Сорбонму и получил степень доктора биологии. После Февральской революции 1917 года Залкинд возвратился в Питер и весь отдался работе в Петроградском и Василеостровском комитетах большевистской партии.

Исторические дни Октябрьского вооруженного восстания он встретил одним из руководителей Василеостровской организации РСДРП (б) и революционного штаба этого района столицы. Именно тогда, в дни, потрясшие весь мир, всюду, где требовала партия и революция, встречал его замечательный американский публицист Джон Рид, написавший об этом в своей книге: «Красногвардеец с Васильевского острова очень подробно рассказал, как прошел великий день восстания в его районе.

У нас не было ни одного пулемета,- говорил он, улыбаясь,- и из Смольного тоже никак не могли получить. Товарищ Залкинд, член районной управы, вспомнил, что у них в управе, в зале заседаний, стоит пулемет, отобранный у немцев.

Мы с ним прихватили еще одного товарища и пошли туда. Там заседали меньшевики и эсеры. Ну, ладно, открыли мы дверь и пошли прямо на них, а они сидят себе за столом, - их человек двенадцать-пятнадцать, а нас трое. Увидели они нас - сразу все замолчали, только смотрят.

Мы прямо прошли через комнату и разобрали пулемет. Товарищ Залкинд взвалил на плечо одну часть, я другую, и пошли... И никто нам ни слова не сказал!». В тревожные дни наступления войск Керенского - Краснова на восставшую столицу Залкинд занимался не допускавшими малейшего промедления делами Василеостровской районной комендатуры, откуда один за другим отправлялись для отпора мятежникам красногвардейские отряды. Он и сам неоднократно выезжал на «красносельский фронт».