«Раздел влияния» в соответствии с нормами международного права

Автор: Rzhevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-15В октябре 1944 года реальная военно-политическая об­становка уже не позволяла рассчитывать на осуществле­ние этих планов. Тогда Черчилль поставил своей задачей добиться от Советского Союза согласия па некий «раз­дел влияния» на Балканах, но, естественно, потерпел по­ражение. В своих мемуарах задним числом Черчилль пытался реабилитировать себя и приписать Советскому Союзу ту самую империалистическую политику, которую стремились осуществить правящие круги западных дер­жав в отношении Балканских стран.

Так под его пером родилась версия о «разделе влия­ния» на Балканах, подхваченная многими буржуазными историками. Пояснение в смысл событий вносит хранящаяся в Архивном управлении Министерства иностранных дел СССР советская запись беседы И.В. Сталина с У. Чер­чиллем 09.10.1944 года.

В ней зафиксировано следующее: «Черчилль заявляет, что он подготовил довольно грязный и грубый документ, на котором показано рас­пределение влияния Советского Союза и Великобрита­нии в Румынии, Греции, Югославии, Болгарии. Таблица составлена им для того, чтобы показать, что думают по этому вопросу англичане».

Советская запись подтверждает, что Черчилль в ходе этих переговоров действительно выдвигал идею раздела некоторых стран на сферы влияния. В результате Совет­скому правительству стало совершенно ясно, к чему стремятся английские правящие круги. Однако утвер­ждение Черчилля, будто И.В. Сталин дал согласие на раздел сфер влияния, является вымыслом.

Наконец, убедительным доказательством, опровер­гающим домысел Черчилля, явилась недавно рассекре­ченная английская запись этой беседы, которая также подтверждает, что какого-либо согласия на предложен­ный Черчиллем раздел И.В. Сталин не давал1.

Некоторые американские историки либерально-кри­тического течения поставили под сомнение как версию Черчилля, так и трактовку реакционной историографией политики СССР в странах, освобождавшихся Совете Армией. В частности, Г. Колко указывает на реалистич­ность советской политики. По его мнению, к октябрю 1944 года было уже достаточно ясно, что «Советский Союз проводил в странах Восточной Европы разностороннюю политику, основанную на специфических политических условиях, существовавших в каждой из этих стран»2.

Документы, далее, позволяют без труда установить, что Советское правительство, направляя свои Вооружен­ные Силы для освобождения стран Европы и Азии, дей­ствовало строго в соответствии с нормами международ­ного права, оказывало огромную помощь народам, под­нявшимся на борьбу с германо-итальянским фашизмом и японским милитаризмом.

С первых дней Великой Отечественной войны Компартия поставила задачу не только изгнать немецко-фашистских захватчиков с родной земли, но и спасти пароды Европы от фашистского рабства.

В вы­ступлении по радио 03.07.1941 года Сталин гово­рил, что «целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только лик­видация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом гер­манского фашизма», что «в этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, пора­бощенного гитлеровскими заправилами»3.

1 Public Record Office. Prem 3, 434/4, p.6.
2 Siracusa J. Op.cit., p.96.
3 Сталин И. Указ. соч., с.16.