Железный занавес для литературы

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-22Заметим в этой связи, что перевод и публикация книг советских военных историков, явление в США крайне редкое. В капиталистических странах, в том числе и в США, создан «железный занавес» для советской лите­ратуры по истории Великой Отечественной войны.

В СССР переведено более 50 работ буржуазных авторов из США о второй мировой войне, в том числе многие книги американских военных историков. Среди них, например, из серии официальных изданий военного ведомства США опубликованы:

- «Компании войны на Тихом океане» (М., 1956);

- «Важнейшие решения» (М., 1964);

- «Битва за Атлантику» (М., 1956) С. Морисона;

-  «Верховное командование» (М., 1959) Ф. Погью;

- Мемуары О. Брэдли (М., 1957), Д. Макартура (М, 1963), Д. Эйзенхауэра (М., 1980);

- «От Касабланки до «Оверлорда» (М., 1964) М. Мэтлоффа;

-  «Тяжелое испытание. Американские вооруженные силы на Европейском театре во время второй мировой войны» (М., 1979) Ч. Макдональда,

и многие другие.

Тем временем в США, по данным библиографических справочников, книги совет­ских военных историков почти не издаются. Вместе с тем следует указать, что в США публикуется немало книг и статей, посвященных, так называемому «критическому разбору» советской военно-исторической литературы. Их авторы М. Галлахер, Д. Макшерри, А. Мазер, О. Чейни и др. стремятся всячески опорочить достижения марксистской историографии.

Подполковник О. Чейни, опубликовавший в журнале «Military Review» клеветническую статью под названием «Агония советских военных историков», на вопрос, заданный ему советскими историками по существу статьи, ответил, что его «неправильно поняли», так как словом «агония» он хотел отметить «активную и напряженную работу советских исследователей».

Среди, бо­лее чем 80 книг о второй мировой войне, в том числе о событиях па советско-германском фронте, опублико­ванных в 1978-1983 годах издательством «Peacock Press», нет ни одной книги советского автора. Администрация Рейгана блокировала издание в США советского много­томного труда «История второй мировой войны 1939-1945».

«Это вызвано нежеланием, а вернее, боязнью, - обоснованно писал член-корреспондент АН СССР П.А. Жилин, - что простые люди Запада смогут узнать правду о том колоссальном напряжении сил и энергии, с которыми советские люди ковали победу над врагом, о нерушимом единении народа и партии». Это касается не только военно-исторической литературы.

Так, по данным газеты «Daily World», в СССР переведено и опубликовано за годы Советской власти 6305 названий книг американских авторов, в США же за этот период, то есть с 1917 года, лишь примерно 500 названий произведений дореволюционных, русских и советских авторов. В последние годы реакционные историки США уси­лили свои попытки «дегероизировать» Советскую Армию, исказить источники великого ратного подвига советских людей во имя защиты социалистической Родины.

Когда шла война, многие видные буржуазные поли­тические и военные деятели, историки и писатели не­однократно отмечали массовый героизм советских вои­нов. «Только слепец может отрицать теперь, писала в 1945 году американская буржуазная газета «Saturday Evening Post», что триумф Красной Армии явился три­умфом советского социалистического строя, советского планирования». Сейчас в таких «слепцов» превратилось большинство буржуазных историков США.

Одни из них пытаются объяснить героизм советских людей «русским национализмом» и замолчать братскую дружбу народов. СССР как одни из важнейших факторов победы; другие заявляют, что причины сплочения и самоотверженности советских людей в борьбе с захватчиками кроются в «излишних зверствах» гитлеровцев (особенно это про­является при трактовке буржуазными авторами истории партизанского движения в Великой Отечественной войне); третьи, что встречается чаще всего, прибегают к от­крытой антисоветской клевете.

У. Крейг заявляет, например, что дисциплина в Красной Армии поддерживалась «методом расстрела каждого десятого». В 64-й стрелковой дивизии, оборо­нявшей подступы к Сталинграду, «один полковник», по словам Крейга, действовал так: «Он подошел к длинному строю солдат.

С пистолетом в руке повернулся к пер­вой шеренге и начал громко отсчитывать: «Первый, вто­рой, третий, четвертый». Десятому пустил пулю в лоб. Жертва еще ползала по земле, а он снова начал от­счет: «Первый, второй, третий». Десятого опять застре­лил и продолжал монотонно отсчитывать: «Первый, второй...»1.

Этот вымышленный «эпизод» не случайность, не ошибка и не результат патологического воображения. Это один из типичных приемов, используемых реакцион­ными историками в целях антисоветской пропаганды, их спекуляция на доверии неосведомленного читателя.

1 Craig W. Op.cit., p.72.