Заокеанский взгляд на Народное ополчение

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-15В декабре 1942 года Ленинградский и Волховский фрон­ты были значительно усилены, пополнены личным соста­вом и боевой техникой. В соответствии с решением Став­ки на Ленинградский фронт были направлены одна стрел­ковая дивизия (224-я), пять отдельных стрелковых бригад (102, 123, 138, 142 и 250-я), одна зенитная артиллерий­ская дивизия (7-я) и три аэросанных батальона.

На уси­ление Волховского фронта прибыли пять стрелковых ди­визий и одна инженерно-саперная бригада из Московско­го военного округа, три лыжно-стрелковые бригады из Архангельского военного округа и четыре аэросанных ба­тальона из резерва Ставки. Кроме того, на обоих фрон­тах по указанию соответствующих управлений Наркома­та обороны были сформированы различные артиллерий­ские, минометные и танковые части и соединения.

Так, на Волховском фронте были созданы четыре зенитные ар­тиллерийские дивизии, десять минометных полков, два полка реактивной артиллерии и танковый полк, на Ленин­градском фронте - артиллерийские дивизии, бригада и три полка, пять дивизионов реактивной артиллерии, три минометных полка, танковый полк и четыре отдельных танковых батальона.

Численность личного состава была увеличена на Вол­ховском фронте на 22 процентов, на Ленинградском фронте - на 10 процентов. Эти данные содержатся в книге «Битва за Ленинград»1, на которую также ссылается Г. Солсбери2, но в угоду своей версии об «отсутствии помощи со стороны Москвы» американский автор попросту скрывает их от читателей.

Пишет Солсбери и о Ладожской трассе. Не рискуя от­рицать значение этой коммуникации, знаменитой военно-автомобильной дороги, проложенной по льду Ладожского озера, создание и работа которой не имеют примеров в мировой военной истории, он, тем не менее, оценивает меры советского командования в этом направлении как «мизерные улучшения, проведенные слишком поздно» и делает вывод, что «дорога жизни могла стать дорогой смерти».

Советский историк В.М. Ковальчук, посвя­тивший Ладожской трассе специальное исследование, имел все основания утверждать, что освещение буржуаз­ными авторами истории этой трассы и ее роли в обороне Ленинграда, «как правило, отражает отношение авторов к Советскому Союзу»3.

В превратном виде представляет Солсбери ленинград­ское Народное ополчение, создание которого явилось ак­том величайшего патриотизма советских людей. Он ут­верждает, что дивизии ополчения были плохо вооружены и слабо обучены, так как при их формировании была яко­бы проявлена «опрометчивость и беззаботность»4.

Ко­нечно, в вооружении и обучении первых дивизии ленин­градского Народного ополчения были недостатки, вызван­ные чрезвычайными условиями военной обстановки, сло­жившейся в то время под Ленинградом. «Однако, если рассматривать части Народного ополчения Ленинграда только под углом зрения Солсбери, справедливо писала «Ленинградская правда», то останется неясным, как смогли эти «безоружные и необученные» добровольцы почти месяц сдерживать немцев на Лужском оборони­тельном рубеже, как получилось, что большинство диви­зий Народного ополчения в ходе боев стали кадровыми частями Красной Армии, успешно сражались до конца воины и громили фашистские орды в Берлине?»5

1 Барбашин И. и др. Битва за Ленинград. 1941-1944. М., 1964, с.238.
2 Salisbury H. 900 Days, p.597.
3 Ковальчук В.М. Ленинград и Большая земля. История Ладожской коммуникации блокированного Ленинграда в 1941-1943 гг. Л., 1975, с.12.
4 Salisbury H. 900 Days, p.597.
5 Ленинградская правда, 21.09.1969 г.