Противоречивость историографии США

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-18Ходу самой битвы на Курской дуге и последующему наступлению Красной Армии М. Кэйдин уделяет меньшее внимание. Он пишет, что, несмотря на применение ряда «новых и неожиданных» методов борьбы, гитлеровские войска не сумели добиться стратегического успеха и за­вязли в мощной системе советской обороны.

В книге отмечаются успешные действия советских танков и авиации, результативность массированных уда­ров штурмовиков Ил-2. Особо выделяется значение со­ветского артиллерийского удара по немецко-фашистским войскам, изготовившимся к наступлению.

Рассматривая действия советской артиллерии в ходе битвы, М. Кэйдин сообщает, что немецкая пехота оказалась отрезанной от танков, сами танки попали под убийственный перекрест­ный огонь, что против «тигров» и «фердинандов» были найдены действенные способы борьбы. Автор неоднократ­но пишет о героизме советских воинов, об их боевом мастерстве.

Но есть в работе и другая сторона, отмеченная клей­мом избитых штампов буржуазной историографии. Со­храняя им верность, М. Кэйдин повторяет версию о еди­ноличной ответственности Гитлера за сокрушительное поражение вермахта в Курской битве. Автор старается подновить домысел буржуазных историков о якобы су­ществовавшей возможности «иного исхода» Курской бит­вы, заявляя, что она «вполне могла окончиться по-иному, если бы не неожиданная советская артиллерийская контрподготовка»1.

Другими словами, М. Кэйдин по су­ществу отрицает закономерность победы советских войск. Ставя исход Курской битвы в зависимость от неких «слу­чайных факторов», он договаривается до того, что вер­махт якобы вообще проиграл это сражение из-за отсутст­вия у танков «тигр» пулеметов. Есть в книге и домыслы явно антисоветского характера. В целом, однако, можно сказать, что работа приподнимает завесу лжи, сотканную реакционными историками вокруг событий на советско-германском фронте.

Подводя итоги битвы под Курском, М. Кэйдин отме­чает, что это был «разгром, катастрофа невообразимых размеров», что в ходе наступления Красная Армия «сло­мала хребет более чем 100 немецко-фашистским дивизи­ям». Намекая на свое несогласие с отрицающими этот факт битыми гитлеровскими генералами, автор не без сарказма замечает: «Они будут рассказывать вам о бле­стящих арьергардных боях, но не признают, что эти бои означают не победу, а поражение. Значение Курской битвы состоит в следующем: когда раздался последний выстрел, движущие силы войны находились под контро­лем русской армии, и теперь уже она диктовала, когда, где и как эту войну вести».

Противоречивость - наиболее характерная черта бур­жуазной историографии Соединенных Штатов Америки в освещении битвы под Курском.

1 Caidin M. Op.cit., p.172.