Утечка секретных сведений

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-24Фашистская верхушка и командование вермахта раз­работали целую систему массового уничтожения совет­ских людей. Об этом, в частности, свидетельствует дирек­тива ОКВ «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и особых мероприятиях войск» от 13.05.1941 года. Звериное лицо фашизма раскрывает «Инструкция об обращении с политическими комиссарами» от 06.06.1941 года, которая предписывала истреблять всех политработников Красной Армии.

Автор вскользь упоминает об этих документах и отзывается о них неодобрительно. Далее он приводит выдержку из менее известного, но аналогичного по содер­жанию документа - приказа генерал-фельдмаршала В. Рейхенау, предшественника Ф. Паулюса на посту ко­мандующего 6-й немецко-фашистской армией, одного из наиболее фанатично преданных Гитлеру генералов.

В этом приказе, получившем название «Приказ о жестокостях», говорилось: «На Восточном театре солдат не только ведет войну в соответствии с ее законами, но и яв­ляется исполнителем национальной воли. Он должен свершить жестокую и справедливую кару над нечелове­ками». Подробно и бесстрастно цитируя приказ, Крейг сообщает, как солдаты вермахта, исполняя его, глуми­лись над своими жертвами, фотографировали расстрелы советских граждан, как «над ямами, заполненными тела­ми, витала атмосфера пикника»1.

Причины поражения немецко-фашистских войск под Сталинградом и успехов Советской Армии Крейг усмат­ривает в ошибках Гитлера. Так, освещая предысторию Сталинградской битвы, он стремится любой ценой убе­дить читателей, что Воронеж был удержан советскими войсками в результате просчета фюрера.

«Гитлер намере­вался обойти Воронеж, - говорится в книге, - но, когда немецкие танковые части без труда (!) проникли на его окраину и их командиры запросили по радио разрешения захватить остальную часть города, фюрер заколебался, предоставив право принять решение командующему груп­пой армий «Б» фельдмаршалу фон Боку, и время было упущено».

Подлинная история тяжелых и ожесточенных боев в районе Воронежа летом 1942 года свидетельствует об ином: фашистские войска не сумели взять город ввиду героиче­ского, самоотверженного сопротивления наших частей и соединений, умелых и своевременно принятых советским командованием мер.

Подвижные соединения гитлеров­цев, которым 6 июля удалось захватить плацдарм на ле­вом берегу Дона и овладеть частью города, встретили хорошо организованное и упорное сопротивление совет­ских войск.

В тот же день Брянский фронт нанес контр­удар южнее Ельца, в результате чего фашистское коман­дование было вынуждено повернуть на север выдвигав­шиеся в район Воронежа 24-й танковый корпус и три пехотные дивизии. Ударная группировка противника, на­ступавшая на Воронеж, оказалась ослабленной. Ее по­пытки овладеть городом были сорваны2.

Группировку Паулюса, заявляет далее автор, можно было спасти, если бы не единоличные действия Гитлера, запретившего окруженным войскам прорываться навстре­чу Манштейну. По его словам, наступление группы ар­мий «Дон», перед которой ставилась задача деблокировать окруженные войска, развивалось успешно: «К удивле­нию, сопротивление русских было незначительным. Са­мой сложной проблемой для немцев был лед, покрывший дороги и мешавший движению танков».

Действительная картина наступления, которое гитле­ровцы начали 12.12.1942 года из района Котельниково на Сталинград, была совершенно другой. Враг, распола­гавший большим преимуществом в силах, встретил упорное сопротивление и понес огромные потери. Совет­ские воины стояли насмерть.

Закоренелый нацист Манштейн, освещая в мемуарах начало наступления группы армий «Дон», которой он командовал, признавал: «Про­тивник отнюдь не ограничивается оборонительными действиями, он постоянно пытается с помощью контр­атак вновь захватить занятую нашими обеими танковы­ми дивизиями местность или окружить части этих дивизий»3.

Победе Красной Армии под Сталинградом, по мнению Крейга, в решающей степени способствовала утечка со­вершенно секретных данных из гитлеровской ставки. Он ссылается на деятельность Ш. Радо, Р. Ресслера и дру­гих разведчиков-антифашистов.

Однако эту несостоятельную версию, используемую не только У. Крейгом, разоблачает сам Шандор Радо. «Мне ли, разведчику, - писал он, - отрицать важную роль раз­ведки, сети информаторов, работавших в глубоком тылу врага. Но усматривать в их успехах причину нашей побе­ды - значит ставить все с ног на голову. Подобные по­пытки буржуазных фальсификаторов по меньшей мере смехотворны.

Исход войны всегда решался, в конечном счете, на поле брани. Побеждала та армия, которая име­ла более мощный экономический потенциал и людские резервы, была лучше вооружена и подготовлена, превосходила противника силой духа»4.

1 Craig W. Op.cit., p.11.
2 История второй мировой войны 1939-1945, т.5, с.148-154.
3 Manstein E. Verlorene Siege. Bonn, 1955, S.361.
4 Радо Ш. Под псевдонимом Дора. Воспоминания советского разведчика.
   М., 1973, с.257-258.