Фалезский мешок. Роковые решения.

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-27В американской литературе нередко встречаются срав­нения Сталинградской битвы с другими битвами и сраже­ниями, имевшими место в мировой военной истории. На­иболее часто ее сравнивают с битвой под Верденом. «Эпическая битва за Сталинград, считает, например, К. Райен, была для Германии Верденом второй ми­ровой войны»1.

Уместны в этой связи рассуждения анг­лийского буржуазного историка Б. Питта. «Сталинград сравнивают с Верденом, - пишет он. Во многом это срав­нение справедливо, но есть чрезвычайно важная отличи­тельная черта.

Франция в 1917 году приняла вызов Фалькенхайна и производила равноценный обмен солдата на солдата, посылая бесконечные резервы на маленький участок у Мааса до тех пор, пока обе стороны, обескровленные, не откатились назад, испытывая острое отвращение к этой бойне.

Под Сталинградом же решающей зимой 1942-1943 годов полководцы Красной Армии показали правильное понимание военной обстановки и способность извлекатьуроки из прошлого, что должно быть примером для всех и каждого. Подкрепление сил защитников в самом городе носило характер минимальной необходимости вместо максимальной возможности, а накопленные таким образом сила и мощь были использованы для осуществления великолепного маневра на окружение, затянувшего петлю на шее 6-й армии Паулюса.

Сталинград стал символом великой победы, завоеванной разумной ценой. Верден, это просто название сражения, которое поглотило миллионы человеческих жизней, оставив обе стороны обессиленными и обескровленными»2.

В военно-исторической литературе США «Сталинградом на Западе» называют план окружения 7-й и 5-й танковых немецко-фашистских армий (около 20 дивизий) между Фалезом и Мартеном в августе 1944 года3.

Бои в этом районе носили действительно напряженный характер. Войскам западных союзников удалось достичь значительных успехов: противник понес большие потери и вынужден был отойти за Сену. Однако объединенные силы союзников (около 37 дивизий), имевшие к тому же абсолютное превосходство в воздухе, сумели, в конечном счете, окружить лишь разрозненные части восьми пехотных и двух танковых дивизий противника численностью около 45 тысяч человек.

Наиболее боеспособные танковые и пехотные дивизии или их части гитлеровцы вывели из «фалезского мешка». Причины не вполне удачного завершения операции на окружение объяснялись изъянами в самом плане операции (в частности, были выделены недостаточные силы для создания внешнего и внутреннего фронтов окружения), а также организационной неразберихой, нерешительностью действий американо-английского командования на завершающем этапе окружения и рядом других обстоятельств.

В американском военно-историческом журнале «Military Affairs» высказывается мысль о том, что «судьбу Германии решили Сталинград на востоке и Бастонь на западе»4. Но в данном сравнении также нет «шансов на успех». В Бастони немецко-фашистские войска окружили 101-ю воздушно-десантную и часть 10 и бронетанковой дивизий США, которые впоследствии были деблокирова­ны.

Этот тревожный для американского командования эпизод, имевший место в ходе боев в Арденнах, произо­шел на завершающем этапе второй мировой войны, когда поражение фашистской Германии оставалось уже вопро­сом времени и предопределялось в первую очередь собы­тиями на советско-германском фронте.

Нельзя также не сказать о настойчивых попытках «объяснить» разгром немецко-фашистских войск под Ста­линградом «роковыми решениями» Гитлера. Сваливая всю вину за поражение на одного Гитлера, авторы таких работ не только выгораживают тем самым фашистский генералитет, но и протаскивают идею о «случайности» разгрома фашистской Германии, реальности военного ре­ванша.

1 Craig W. Enemy at the Gates (cover).
2 The History of the Second World War, vol.III.
   London, 1968, Number 15 (cover).
3 Florentin E. Battle of the Falaise Gap. New York, 1967;
   The Army, January 1968, p.76.
4 Military Affairs, December 1969, p.416.