Игнорирование официальных документов

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-9В трактовке же большинства американских истори­ков напряженная критическая обстановка на Западном фронте полностью «исчезает» уже 2 января. Планы и дей­ствия германского командования, подтвержденные доку­ментами, в данном случае игнорируются. «К 3 января, пишет Коул, германское наступление окончилось»1.

Той же самой концепции придерживается и ряд других историков Соединенных Штатов. Делается это с един­ственной и плохо скрытой целью - показать, что посла­ние Черчилля от 6 января с просьбой о помощи и насту­пление советских войск, начатое 12 января, якобы не ока­зали существенного влияния на ход и исход боев в Арденнах и Вогезах. При этом о Будапештской операции советских войск вообще ничего не говорится.

Но как же быть в таком случае с оценкой обстановки, содержащейся в послании Черчилля, который, кстати, обратился к И.В. Сталину после беседы на фронте с Эйзенхауэром, Монтгомери и де Голлем? Коул, а вме­сте с ним и другие американские историки, фальсифици­рующие события в Арденнах, замалчивают такой важный документ, как телеграмма, направленная Д. Эйзенхауэ­ром начальнику Генерального штаба Советских Воору­женных Сил 14.01.1945 года.

В телеграмме говорилось: «Важное известие о том, что доблестная Красная Армия двинулась вперед, начав новую крупную операцию, вос­принято союзными армиями на Западе с энтузиазмом. Я поздравляю Вас и всех, кто руководит этим великим наступлением и участвует в нем, и передаю мои наилуч­шие пожелания»2.

Коул утверждает, что Черчилль по­ступил «неудачно и неумно», обратившись с просьбой о помощи к Советскому правительству. Иными словами, в этой затруднительной ситуации Коул предпочитает бро­сить камень в огород своего британского союзника. Ф. Погью о письме Черчилля и телеграмме Эйзенхауэра вообще не упоминает.

По-иному оценивал влияние советско-германского фронта на события в Арденнах противник. «В результате русского наступления с Баранувского плацдарма на Висле, - пишет упоминавшийся ранее бывший гитлеров­ский генерал-лейтенант Б. Циммерман, - создалась угроза для Верхнесилезского промышленного района и для самой Германии. Только теперь верховное командо­вание отдало, наконец, приказ о постепенном отводе своих войск из Арденн на позиции Западного вала и об одно­временной передаче почти одной трети всех сил на Вос­ток»3.

Американский исследователь боев в Арденнах Р. Мерриам также приходит к выводу, что «ошеломляю­щий удар» советских войск на Висле одолжен был заста­вить немецкое командование навсегда отказаться от на­ступательных планов на любом фронте. Это был по­следний удар по немецким замыслам па Западе»4.

Рассматривая процесс формирования группировки не­мецких войск для наступления в Арденнах, официальная историография США опять-таки стремится доказать, будто решение этой задачи осуществлялось путем ослаб­ления фронта на Востоке. «Гитлер преднамеренно ослабил Восточный фронт», - утверждает Коул.

В под­тверждение приводятся цифровые данные о резком росте количества немецких дивизий, танков и другой техники на Западном фронте. «По состоянию на 05.01.1945 го­да, - пишет Коул, - все германские армии на Восточном фронте располагали только 2/з танков, задействованных в Арденнах». Коул оперирует цифрами, согласно которым на Восточном фронте в этот период находилось около 1500 танков и самоходных орудии, а на Западном - 2567. Немецкие же данные свидетельствуют, что в то время на Восточном фронте находилось около 3 тысяч танков и самоходных орудий5.

1 Cole H. The Ardennes, p.XI.
2 The Papers of Dwight David Eisenhower, vol.IV, p.2428.
3 Мировая война 1939-1945 гг. М., 1957, с.84-85.
4 Merriam R. Dark December. The Full Account of the Battle of the Bulge.
   New York, 1947, p.206.
5 Hitlers Lagcbesprcchungen. Die Protokollfragmente seiner militarischen
   Konferenzen 1942-1945. Stuttgart, 1962, S.970.