Курс на конфронтацию

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-20Следует отметить, что под влиянием наметившейся в 70-х годах разрядки международной напряженности в США появились отдельные работы, авторы которых дают более объективную оценку сотрудничества госу­дарств антигитлеровской коалиции. Среди таких авто­ров - Д. Клеменс1.

В некоторых трудах изменилась оценка итогов союзнических конференций. Тенденцию в эволюции этих оценок определяли «новые левые», рассма­тривавшие политику и стратегию стран «большой трой­ки» с более реалистических позиций, указывавшие на позитивное значение конференций руководителей вели­ких держав для достижения победы, на важность правильных выводов из исторического опыта антигитлеров­ской коалиции.

Чарльз Ми, разделяющий некоторые взгляд ы этой школы, дает высокую оценку конференциям в Тегеране и Ялте, подчеркивая, что их итоги были на­правлены на укрепление союза трех сторон в войне про­тив Германии.

«Рузвельта, - пишет он, - критикуют с тех пор за то, что он был излишне благороден по отно­шению к Сталину в Ялте, но, однако, успех встречи в Ялте способствовал достижению главной цели. Более того, казалось, что сотрудничество между союзниками в ходе конференций, состоявшихся в годы войны, рас­пространилось и на послевоенное время, и будет оказы­вать благотворное влияние на укрепление мира»2.

Потсдамская же конференция, по его словам, означала «конец сотрудничества» великих держав. Риторически обращаясь от имени молодых американцев к событиям прошлого, он пишет: «Мы, по крайней мере, большинство из нас, не можем понять, почему наши архитекторы после­военного мира оставили нам в наследство борьбу за разделенную Германию, за всю Восточную Европу, со­ветско-американский конфликт, принявший глобальные размеры, угрозу и ужас ядерной гонки вооружений, «ма­лые» войны и большие жертвы».

Ч. Ми считает, что все это в немалой степени явилось следствием «негативных итогов» Потсдамской конференции. Вопреки историче­ским фактам он возлагает вину за «холодную войну» не только на Англию и США, но и на Советский Союз. Тенденция к негативным оценкам антигитлеровской коалиции в последние годы заметно возросла.

«Вторая мировая война, - заявляет профессор Б. Кук, - велась на двух уровнях: высшем и низшем. Отношения в выс­шем эшелоне союза представляли собой напряженный, ограниченный и неравноправный диктат. Это был период временно приостановленной «холодной войны» с Россией. Ниже президентского уровня союз был бутафорией. Там, где властью распоряжались военные, а они имели ее во всех ключевых районах - в Северной Африке, Ита­лии, Франции и, наконец, в оккупированной Германии, значение союзнических отношении носило формальный характер»3.

Такие оценки частично связаны с политической конъюнктурой, но в основном они отражают орга­нически присущий американскому «истэблишменту» курс на конфронтацию с миром социализма. Антигитлеровская коалиция состояла из стран с про­тивоположными социальными системами.

СССР был в ней единственным социалистическим государством. По­литические цели Советского Союза и его реальный вклад в разгром агрессоров во многом отличались от политических целей и вклада остальных участников коалиции.

Однако, и это главное, военное и политическое сотруд­ничество союзных держав в совместной борьбе против стран «оси» способствовало победе над фашизмом. Иссле­дователи-марксисты справедливо видят в этом историче­ском опыте не только героический ратный подвиг совет­ских воинов-освободителей, но и пример политического сотрудничества государств с различным общественным строем.

1 Clemens D. Yalta. New York, 1970.
2 Мее С Op.cit., p.XII.
3 Cook B. The Declassified Eisenhower. New York, 1981, p.8.