«Борьба трех лидеров»

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-24Нельзя сказать, что в оценках Болена совершенно отсутствует чувство реального. По отдельным вопросам он высказывает и более трезвые мнения. Так, он пишет, что поднятый Черчиллем на Тегеранской конференции вопрос об использовании на советском Дальнем Востоке баз для действий союзной авиации против Японии не мог быть решен.

«Советы, - сообщает он, - по вполне понят­ным причинам опасались давать Японии какой-либо пред­лог для начала против них военных действий в условиях, когда они подвергаются столь сильному давлению нем­цев»1. Он считает, что Тегеранская конференция была наиболее успешной встречей «большой тройки», привела к «разгрому и капитуляции Германии», и выражает не­согласие с концепцией историков-«ревизионистов», пы­тающихся доказать ее безрезультатность.

Однако отдельные реалистические признания захле­стываются его же собственным антисоветизмом. «В те дни, - пишет он, - мне было почти невозможно убедить, что выдающаяся доблесть русской армии и неоспоримый героизм русского народа ослепляют американцев и они не в состоянии усмотреть опасность, исходящую от боль­шевиков».

Наибольшее внимание американских буржуазных историков привлекает Крымская (Ялтинская) конферен­ция, которая явилась высшим рубежом политического, экономического и военного сотрудничества СССР, США и Великобритании в борьбе против фашистско-милитаристского блока. На Крымской конференции был принят ряд важных решений политического характера.

Участники конферен­ции договорились о единой политике осуществления пла­нов безоговорочной капитуляции фашистской Германии, приняли решения о демилитаризации и денацификации Германии. На этой же конференции был согласован во­прос о вступлении СССР в войну против Японии.

11.02.1945 года было подписано секретное соглашение, кото­рое предусматривало вступление Советского Союза в войну на Дальнем Востоке через 2-3 месяца после капитуляции Германии. На конференции обсуждались важные решения о послевоенном устройстве Европы и всего мира.

Крымскую конференцию в США едва ли не едино­душно оценили в то время, как «высшую точку единства большой тройки». Однако вскоре после окончания войны многие буржуазные историки стали изображать ее как некий «новый Мюнхен».

Д. Крокер считает, что Крымская конференция «была моральным разгромом, таившим невообразимое зло для мира»2. Ч. Болен туманно намекает на то, что итоги Крымской конференции якобы привели к «крушению победоносной коалиции» и началу «холодной войны», пы­таясь обвинить в этом СССР.

«Три лидера, - пишет Болен, - вели между собой ожесточенную борьбу за послевоенное устройство мира. Решения, которых они достигли по этим вопросам, приветствовались в то вре­мя, как великие достижения, но затем вначале справа, а потом слева подверглись такой критике, что Ялта ока­залась наиболее противоречивым событием в истории США»3. О какой борьбе идет речь, в чем смысл «кри­тики» решений, принятых в Ялте, Болен не объясняет.

1 Bohlen C. Witness to History 1929-1969, p.149.
2 Crocker G. Roosevelt's Road to Russia. Chicago, 1959.
3 Bohlen C. Witness to History 1929-1969, p.201, 182.