Цель - максимально ослабить позиции

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-29Л. Роуз со своей стороны заявляет о невозможности реализации принципа первоочередного разгрома Герма­нии, именно в результате «распыления сил». В то же вре­мя он доказывает, что осуществление этого принципа, вообще было нереальной задачей. Рассуждая «о страте­гических предпосылках, определявших усилия Америки с 1941 по 1945 год», он пишет, что эти усилия «приняли форму одновременного, но резко ослабленного наступле­ния» против Германии и против Японии, что «мечта о со­средоточении американских усилий сначала для разгро­ма Гитлера, а затем для поворота всей военной мощи против Японии исчезла»1.

Почему? Этот главный вопрос Л. Роуз фактически оставляет без ответа, ибо ответ на него неизбежно вскрывает империалистические устремле­ния в политике и стратегии США в период второй миро­вой войны. В атмосфере, усилившейся на Западе антисоветской пропаганды, некоторые авторы из США и Англии уже не видят смысла в отстаивании тезиса о приверженности своих руководителей к выполнению союзнических обяза­тельств перед СССР.

М. Столер в книге «Политика вто­рого фронта» откровенно пишет, что англо-американское командование рассматривало операцию по форсированию Ла-Манша как «средство предотвращения» усиления влияния СССР в послевоенной Европе2.

Его единомыш­ленник Д. Григг в книге «1943. Победа, которой никогда не было» критикует и американское и английское руко­водство за то, что, затянув с началом вторжения в Европу с запада, они упустили возможность остановить русских не на Эльбе, а на Висле или где-то далее на востоке и продиктовать им свою волю «с позиции силы»3.

Причи­ны задержки с открытием второго фронта он видит в не­дальновидности Ф. Рузвельта, который нередко шел на поводу у тех, кто ратовал за наращивание усилий в первую очередь в борьбе против Японии, в переоценке анг­лийским фельдмаршалом А. Бруком средиземноморской стратегии, в отказе Уинстона Черчилля удовлетворить требова­ние Индии о независимости, что позволило бы полностью использовать ее потенциал в борьбе против Японии и вы­свободить английские силы, находившиеся в Азии, для борьбы против Германии и т.д.

Главная же причина - стремление англо-американского руководства дождаться максимального ослабления СССР в единоборстве с гитлеровской Германией - в книге даже не упоминается. Между тем приведенные Д. Григгом факты служат наглядной иллюстрацией другого положения.

Доказывая возможность США и Англии воспрепятствовать вступле­нию Советской Армии на территорию европейских стран, он констатирует: «К 1943 году у союзников не было недостатка в обученных и готовых к боям войсках. Поскольку основная масса германской армии была за­действована на Восточном фронте, британские и амери­канские войска имели гарантированное численное пре­восходство над любыми сосредоточенными против них германскими силами.

Численность лишь американской армии возросла с конца 1941 до конца 1942 года с 1686 000 человек (37 дивизий и 67 боевых авиационных групп) до 5 397 000 человек (73 дивизии и 167 боевых авиационных групп). Что касается британских войск, то в марте 1943 года они насчитывали 16 дивизий в Соединен­ном Королевстве, которые явно можно было хорошо подготовить к форсированию Ла-Манша в августе, и 11 ди­визий в стране. В других частях света под британским командованием находилось еще 38 дивизий».

Кроме того, констатирует Д. Григг, в Западной Европе в 1943 году США и Англия имели подавляющее превосходство в воз­духе, достаточно союзных войск, сосредоточенных в Англии, для захвата и последующего укрепления плацдарма во Франции, имели технические средства и силы флота, необходимые для их безопасной переправы через Ла-Манш4.

1 Rose L. After Yalta. New York, 1973, p.11- 12.
2 Staler M The Politics of the Second Front. Westport, 1977, p.121.
3 Grigg J. 1943. The Victory that Never Was. New York, 1980, p.180.
4 Новоселов Б.Н. США, Великобритания и второй фронт.
   - Новая и новейшая история, 1983, №4