Главные решения, определявшие американскую стратегию

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-1Противоречивость и тенденциозность трактовки бур­жуазными исследователями политики и стратегии США в войне порождают неустойчивость их взглядов по этой важнейшей проблеме истории войны и военного искус­ства. Своеобразная «подвижность» их концепции отра­жает не «атмосферу академических свобод», в которой, как это пытаются представить руководители американ­ских научных учреждении, развивается творческий про­цесс создания трудов о второй мировой войне, а несо­стоятельность самой концепции, не выдерживающей про­верки практикой.

Отсюда появление публикаций, содер­жащих скрытую или открытую критику взглядов Л. Мортона, М. Мэтлоффа, подновленный вариант истории по­литики и стратегии США в войне. Наиболее крупной из таких работ является книга «официального автора» К. Гринфилда «Американская стратегия во второй миро­вой войне. Критическая оценка»1, на которую ориентируются многие буржуазные историки США.

В книге, излагающей в сжатой, и умело избранной форме стратегию США, имеются некоторые содержатель­ные обобщения. «Стратегия коалиции, пишет автор, которая нанесла поражение странам фашистской «оси» и Японии во второй мировой войне, представляет осо­бый интерес, потому что ее результатом или, точнее го­воря, ее следствием, итогом явилось не только колос­сальное по масштабам, но наиболее разрушительное по своим результатам применение военной силы, когда-либо известное в истории».

К. Гринфилд называет во­семь главных решений, принятых военно-политическим руководством США и определявших американскую стра­тегию во второй мировой войне в целом:

1.  Решение о том, что главной целью коалиции является полный разгром противника (по словам автора, это решение «отражало тенденцию, присущую коалиционной стратегии, поскольку среди таких мощных союзников, как Соединенные Штаты, Великобритания и Советский Союз, политические интересы были весьма различны, его можно считать вершиной политической мудрости»);

2.  Решение Соединенных Штатов считать Германию противником номер один и, следовательно, основные уси­лия коалиции сосредоточить против Германии, чтобы принудить ее к безоговорочной капитуляции;

3.  Решение Англии и Соединенных Штатов о втор­жении в Северную Африку, принятое в июле 1942 года;

4.  Решение западных союзников о проведении бом­бардировочного наступления против Германии, принятое в январе 1943 года на конференции в Касабланке;

5.  Решение Комитета начальников штабов США о развитии успеха, достигнутого в результате победы в морском сражении у острова Мидуэй, принятое в июле 1942 года;

6.  Решение о начале совместного наступления амери­канских сил в центральной и юго-западной части Тихого океана, принятое на конференции в Квебеке в августе 1943 года;

7.  Решение о высадке в Нормандии;

8.  Решение обеспечить разгром Японии совместными стратегическими усилиями союзников.

Убежденные в том, что вторжение на Японские острова неизбежно потребует длительных усилий и жертв, англо-американские союзники придавали исключительное значение взаимодействию со Сталиным.

В классификации К. Гринфилда обращают на себя внимание два обстоятельства: во-первых, очевидная тен­денция представить, что коалиционная стратегия «враща­лась» вокруг американской оси; во-вторых, фактическое признание того факта, что решение подчинить усилия англо-американских союзников достижению главной це­ли - разгрому Германии как основного противника не выполнялось вплоть до июня 1944 года, т.е. до открытия второго фронта.

К. Гринфилду, как «патриарху» амери­канской военной историографии предстояло объяснить эту «неувязку». «Что касается разгрома Германии, клю­чевой цели стратегии западных союзников, - пишет ав­тор, - то было решено сосредоточить главные усилия на вторжении во Францию через Ла-Манш - операции «Оверлорд».

Это было окончательно сформулировано по­сле назначения генерала Эйзенхауэра Верховным союз­ным главнокомандующим в декабре 1943 года. Решение было достигнуто после долгих и весьма тревожных дискуссий между англичанами и американцами, которые обнару­жили различные взгляды на стратегию, несмотря на то, что удар оказался успешным».

О том, что США и Анг­лия взяли на себя обязательство открыть второй фронт в 1942 году, автор даже не упоминает. Решение Англии и США о переносе сроков открытия второго фронта скры­вается в книге под термином «возникшая дискуссия».

Ответственность за «возникшую дискуссию» он возлагает на британскую сторону: в США, пишет он, считали английскую стратегию «несостоятельной» в принципе и по­дозревали, что она обусловлена «политическими интере­сами».

1 Greenfield К. Op.cit., р.1.