«Карантинная речь» Рузвельта

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-29У. Лангер и С. Глисон считают, что активная политика Рузвельта, направленная на борьбу с агрессией фашист­ских держав, берет свое начало с так называемой «каран­тинной речи» президента в Чикаго 05.10.1937 года, в которой он осудил агрессоров и заявил, что Соединенные Штаты «не могут застраховать себя от бедствий войны и опасности быть в нее вовлеченными»1.

Однако прой­дет еще немало времени, прежде чем США вступят в ак­тивную борьбу против фашистской агрессии. Швейцар­ский буржуазный исследователь германо-американских отношений С. Фридлендер, стремящийся обелить поли­тику США, тем не менее признает, что после упомянутой речи «еще на протяжении длительного времени решения, основанные на провозглашенной политике, были непосле­довательными и зачастую противоречивыми»2.

Движу­щей силой американской политики являлся монополисти­ческий капитал, который наживал на войнах огромные прибыли и рассчитывал, что в результате войны в Европе эти прибыли возрастут многократно. Антикоммунизм и антисоветизм были основным содержанием деятельности финансовых и промышленных картелей США.

Не случай­но бывший заместитель государственного секретаря С. Уэллес записал в своих мемуарах: «Деловые круги каждой демократической страны Западной Европы и Америки приветствовали гитлеризм как защитный вал против коммунизма»3.

В трудах Д. Драммонда и других историков консер­вативного течения, идеализирующих политику админи­страции Рузвельта (хотя и критически оценивающих ее действия по отдельным частным вопросам), очевидны две основные тенденции в трактовке военно-политических ме­роприятий США, вызванных агрессией стран «оси» в 1939-1941 годах: во-первых, правительство США пред­ставляется, как «последовательный борец» против гитле­ризма и фашистской агрессии; во-вторых, события того периода истолковываются таким образом, что дальней­ший ход и исход войны оказываются зависящими исклю­чительно от США.

Д. Драммонд утверждает, будто «внешняя политика США была направлена на поддер­жание международного равновесия сил, на поддержание удовлетворительных, если не сердечных, отношений с Россией, на то, чтобы избежать войны с Японией, на не­ допущение захвата новых стратегических позиций Гер­манией»4.

Комментируя решение правительства США от 11.09.1941 года о конвоировании судов, доставляв­ших американские грузы в Европу, У. Лангер и С. Глисон пишут: «Историк, безусловно, несет ответственность за концепцию. В то же время характер освещаемых им событий зависит от его отношения к заявлению Рузвель­та, что гитлеризм представлял угрозу Соединенным Шта­там», что «конгресс и американское правительство проводили политику помощи жертвам агрессии»5.

1 Langer W., Gleason S. Op.cit., p.19
2 Friedlander S. Prelude to Downfall. Hitler an the United States 1939-1941.
   London, 1967, p.6.
3 Welles S. The Time for Decision. Cleveland, 1944, p.29.
4 Drummond D. The Passing of American Neutralitty 1937-1941.
   Ann Harbor, 1955, p.377-378
5 America and the Origins of World War II, p.107