Нападение, как «ответная мера»

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-7С большим нежеланием упоминают буржуазные исто­рики США о подготовке англо-французской интервенции против СССР, которая интенсивно велась после оконча­ния германо-польской войны. Будучи не в состоянии замолчать эту империалистическую авантюру после ее разоблачения в справке «Фальсификаторы истории»1, они оперируют тезисом, согласно которому агрессивные англо-французские планы, поддержанные США, будто явились «ответной мерой», вызванной «нападением» СССР на Финляндию.

У. Ширер в книге «Падение Треть­ей республики» рассматривает эти события в разделе, так и называющемся: «Последствия войны в Финлян­дии»2. Он пишет, что инициатором подготовки нового антисоветского похода была Франция, а цель его состоя­ла в том, чтобы «разгромить Россию».

Буржуазные историки продолжают, однако, умалчи­вать, что замысел и планы нового объединенного анти­советского похода явились логическим продолжением всей предвоенной политики западных держав, которые готовили вторую мировую войну в целях уничтожения первого в мире социалистического государства и пере­дела мира за его счет.

Антисоветские военные замыслы осени 1939 - весны 1940 года - это последняя и наиболее авантюристическая ставка в преступной стратегии мюнхенцев: инициативу в развязывании агрессии они брали на себя. Расчет был прост: в этих условиях фашистская Германия предпримет «свой естественный шаг» - обру­шится на СССР.

«Правительства Англии, Франции и США, - обосно­ванно указывается в советских историко-партийных из­даниях, - надеялись, что после захвата Польши Герма­ния сразу же повернет оружие против Советского Союза. Чтобы поощрить фашистского агрессора, они спровоци­ровали финских реакционеров на вооруженный конфликт с СССР.

Во время этого конфликта Англия и Франция готовили военное нападение на нашу страну. Такая по­литика была на руку правителям фашистской Германии. Они смогли укрепить свои позиции в Европе, захватив весной 1940 года Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию и Люксембург, а летом того же года разгромить Францию».

Документы, выявленные в последние годы, суще­ственно дополняют картину подготовки этого нападения и указывают на необоснованность утверждений буржуаз­ной историографии о ведущей роли в подготовке «новой русской кампании» правящих кругов Франции.

Еще до начала финляндско-советского конфликта ан­глийский кабинет министров не только обсуждал вопро­сы, связанные с возможным «объявлением войны Рос­сии», но и имел в своем распоряжении разработанные планы «уничтожения советских нефтяных промыслов на Кавказе» и «захвата или разрушения Ленинграда», о чем свидетельствуют документы Государственного архива Великобритании3.

Несколько приоткрывает завесу над замыслами ан­гло-французской реакции У. Ширер. Рассматривая «ги­потетические варианты обстановки», которая могла сложиться в случае, если англо-французский экспедици­онный корпус нанесет удар с севера (в качестве намечавшейся для захвата цели назывался Мурманск), а на юге подвергнутся бомбардировке кавказские нефтепромыс­лы, Ширер пишет: «Франция и Англия вступили бы в войну и с Россией и с Германией, двумя самыми мощ­ными в военном и промышленном отношении державами Европы.

Далее могла возникнуть фантастическая ситуа­ция. Менее чем через год Германия вступила бы в войну против СССР, следовательно, противник на западе пре­вратился бы в союзника на востоке».

1 Фальсификаторы истории, с.58-63.
2 Shirer W. Op.cit., p.539-549.
3 Public Record Office, CAB 80/4, p.294-297; AIR 9/136