Перспектива предотвращения второй мировой войны

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-11Как известно, московские переговоры занимают осо­бое место в истории борьбы Советского Союза за созда­ние системы коллективной безопасности, пресечение фа­шистской агрессии и предотвращение второй мировой войны.

Это объясняется следующими причинами: во-пер­вых, переговоры происходили в критической обстановке стремительного нарастания угрозы развязывания войны фашистской Германией и от их исхода зависела как судь­ба мира в Европе, так и расстановка сил в случае начала войны; во-вторых, переговоры велись на фундаменталь­ной основе предложенного Советским Союзом конкрет­ного взаимовыгодного плана создания военно-политиче­ского союза между СССР, Англией, Францией, который обеспечивал защиту мира, жизненных интересов всех го­сударств и народов, противостоявших фашистской агрес­сии.

Конструктивный подход западных держав к совет­ским предложениям открыл бы перспективу предотвращения второй мировой войны; их отклонение делало ее угрозу неотвратимой. В публикациях ряда буржуазных авторов бытует вер­сия, согласно которой едва ли не главным камнем пре­ткновения на переговорах явилась «военная слабость» СССР, о которой «догадывались» в Лондоне и Париже.

Эту версию неоднократно использовал в выступлениях на заседании английского кабинета (во время перегово­ров) и Чемберлен, а также его окружение. Какими в дей­ствительности данными располагало английское прави­тельство по этому вопросу?

Здесь, прежде всего, следует указать, что английское и французское правительства располагали более чем до­статочными сведениями о мощи тех сил, которые СССР готов был выставить против агрессора в Европе: 136 ди­визий, 5 тысяч тяжелых орудий, 9-10 тысяч танков, 5-6,5 тысяч боевых самолетов. В предложениях, представ­ленных советской делегацией на переговорах, содержа­лись не только эти данные, но и четко разработанный план военного сотрудничества трех держав в случае, если Германия развяжет агрессию в Европе1.

Ответ на по­ставленный вопрос дает также доклад подкомиссии Ко­митета начальников штабов видов вооруженных сил, хра­нящийся в Государственном архиве Великобритании. Содержание официального доклада под названием «Рус­ские переговоры: использование польской и румынской территории русскими силами», представленного кабинету министров, было следующим:

«На нашем заседании 16.08.1939 года мы рассмо­трели важные аспекты мер. По нашему мнению, един­ственно логичным является предоставление русским всех средств для оказания помощи, с тем, чтобы использовать максимум их сил на стороне антиагрессивных держав.

Мы считаем исключительно важным пойти навстречу рус­ским в данном вопросе и что в случае необходимости должно быть оказано сильнейшее давление на Польшу и Румынию, с тем чтобы добиться их согласия отнестись к этому положительно. Заключение договора с Россией представляется нам лучшим средством предотвращения войны.

Успешное заключение этого договора будет без сомнения поставлено под угрозу, если выдвинутые рус­скими предложения о сотрудничестве с Польшей и Ру­мынией будут отклонены этими странами»2. Таковы подлинные сведения, которыми располагало английское правительство.

Т. Тейлор видит причину тупика, возникшего на пере­говорах, в том, что «действия англичан и французов были слишком медленными и запаздывали»3. Более объекти­вен, однако, один из французским участников перегово­ров, впоследствии видный генерал А. Бофр.

Касаясь со­ветских предложений, он писал: «Трудно представить себе более конкретные и более ясные... контраст между этой программой и смутными абстракциями франко-английской платформы поразительный. Советские аргу­менты были весомее. Наша позиция оставалась фаль­шивой»4.

1 Документы и материалы кануна второй мировой войны.
   1937-1939. Январь-август 1939 года, т.2. М., 1981, с.239-247.
2 Public Record Office. F.О. 371/23071, p.228-231.
3 Taylor Т. Munic. The Price of  Peace, p.977.
4 Beaufre, general. La drame 1940. Paris, 1965, p.149, 156.