«Стремление к миру», поощряя агрессию

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-15Поощрение фашистской агрессии правящими кругами Англии, Франции и США мотивируется, как и в случае захвата гитлеровцами Рейнской зоны, стремлением этих государств к сохранению мира. «Блюм (глава француз­ского правительства) ясно понимал природу фашизма, - утверждает Л. Лэфор, - но считал, что любая политика открытой поддержки Испанской респуб­лики может вызвать всеобщую войну в Европе».

Из событий в Испании Лэфор делает два вывода:

Во-первых, Италия и Германия продемонстрировали перед всем миром «преобладающее превосходство в силах»;

Во-вторых, после таких событий судьбы европейской по­литики оказались, но его словам, в руках Англии, прави­тельства Чемберлена, которое превратило курс на до­стижение соглашения с Германией в «одну из основных целей своей программы»1.

Первый вывод не выдерживает критики, ибо в то вре­мя, особенно в 1936-1938 годах, фашистские державы как в военном, так и особенно в экономическом отношении значительно уступали Англии и Франции. Что касается второго вывода, то американский историк, отмечая веду­щую роль английских правящих кругов в сближении с гитлеровской Германией, умалчивает, какие цели пре­следовало такое соглашение и за счет кого предполага­лось его заключить.

Неясные, туманные формулировки, лишь перечисле­ние агрессивных актов фашистских государств - другая характерная черта освещения американскими буржуаз­ными историками политики умиротворения. «Герман­ская аннексия Австрии в марте 1938 года, за которой после­довал чешский кризис, - констатируется в официальном исследовании, подготовленном военно-исторической служ­бой армии США, - пробудили Соединенные Штаты и другие демократические нации, поставив их перед фак­том приближающегося нового мирового конфликта. На Дальнем Востоке этот конфликт уже начался после того, как Япония вторглась в 1937 году в Китай»2.

Захват гитлеровцами Австрии чаще всего упоминает­ся в трудах буржуазных историков, как свершившийся факт или результат «волеизъявления» австрийского народа. 10.04.1938 года в Австрии был проведен референдум. Голосующий должен был ответить на вопрос: «Согласен ли ты с происшедшим воссоединением Австрии с Германской империей?» В обстановке разнузданной фашистской провокации и террора, а также прямой фальсификации итогов голосования большинство бюллетеней были признаны содержащими ответ «да».

История «аншлюса», запрещенного Версальским договором, не анализируется даже в таком специализи­рованном сборнике, как «Умиротворение диктаторов», посвященном дипломатическим аспектам политики за­падных держав в отношении Германии в 1933-1938 годы.

Единственное замечание в связи с этим делает X. Бреддик, который считает, что нацистское проникновение в Австрию рассматривалось в Лондоне, как «фактор уси­ления зависимости Италии от Англии»3.

В некоторых случаях попытки оправдать бездействие Англии, Фран­ции и США подкрепляются так называемыми «аргумен­тами страха». «Европа была потрясена, - говорится в одном из официальных изданий США, - но ни одна стра­на не осмелилась пойти на риск войны, чтобы заставить Германию отступить»4.

У. Ширер, критикующий пози­цию Англии и Франции в вопросе «аншлюса», отмечает, что наряду со стратегическими и экономическими диви­дендами, которые принес агрессорам захват Австрии, «наиболее важным для Гитлера было то, что ни Брита­ния, ни Франция не пошевелили пальцем, чтобы его остановить»5.

1 Lafore L. Op.cit., p.172, 175, 188.
2 American Military History, p.417.
3 Appeasement of the Dictators, p.37.
4 The World at War, p.34.
5 Shirer W. The Collapse of the Third Republic.
   New York, 1968, p.330.