Вину политиков свалить на народ

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-18Буржуазные историки США, игнорирующие такие до­кументы, предпринимают попытки не только реабилити­ровать политику «умиротворителей», но и приписать ей некий позитивный смысл. Д. Ли заявляет, что эта поли­тика якобы была направлена на «устранение несправед­ливостей Версальского договора по отношению к Гер­мании»1.

К. Юбенк, выдающий себя за «новатора» в трактовке причин второй мировой войны, требует пересмотреть взгляды «ортодоксальных историков, которые все валили на умиротворителей». Он считает, что дея­тельность Чемберлена и его окружения «не лишена за­слуг». Исходя из фатального тезиса о «невозможности предотвратить войну», К. Юбенк выдвигает смехотвор­ную версию: «умиротворители» не предприняли военных санкций против Германии якобы потому, что «не видели своего военного превосходства»2.

Он не отрицает, что главным проводником политики «умиротворения» была Англия, но подводит внеклассовую базу под оправдание этой политики, выгораживая таким образом, правящие круги. «Англичане, - уверяет он, - благожелательно от­носившиеся к немецкой системе образования, индустри­ального развития и социального законодательства, становились сторонниками умиротворения. Нет ни одного человека, ни отдельной группы людей, ответственных за умиротворение».

В конечном счете, этот американский историк пытается свалить вину за бездействие англий­ских и французских правящих кругов перед лицом пер­вых агрессивных актов Германии на английский и фран­цузский народы, которые, по его словам, было «невоз­можно заставить воевать против немецких солдат, окку­пировавших свою собственную территорию» (речь идет о захвате Рейнской зоны).

Весьма своеобразным образом объясняет Л. Лэфор следующий акт политики умиротворения - поощрение захвата в 1936 году фашистской Италией Эфиопии. «Стремление Мус­солини захватить Эфиопию, - пишет он, - заставило иностранцев попытаться объявить его вне закона, как агрессора. Это привело к повороту в германо-итальянских отношениях и сделало невозможным все последующие по­пытки «остановить Гитлера»»3.

Американские историки ставят под сомнение само право эфиопского народа на защиту территории своей страны, намекая, что война якобы возникла из-за какого-то оазиса, «захваченного итальянцами несколько лет назад и расположенного в ужасной пустыне»4. Нападение итальянских войск на эфиопский военный отряд в районе оазиса Уал-Уал имело место в декабре 1934 года.

В. Байер, X. Бреддик и некоторые другие историки занимаются выяснением причин, почему западные дер­жавы не сумели достичь с Италией полюбовного согла­шения за счет Эфиопии еще до того, как Италия пред­приняла военную интервенцию. По словам В. Байера, причина здесь кроется в том, что Англия якобы придер­живалась политики «оборонительного изоляционизма»5.

«Британское правительство, - пишет он, - стре­милось сохранить свою дружбу с Италией. Саймон не любил Эфиопию и не хотел оказывать противодействие Муссолини. Он боялся, что сопротивление планам Мус­солини приведет к падению Луче и создаст условия для захвата Италии большевиками». Версия о «красной опасности» - один из наиболее стойких стереотипов бур­жуазной историографии.

1 Munic. Blunder, Plot or Tragic Necessity? Ed. by D. Lee.
   Lexington, 1970, p VII.
2 Eubank K. The Origins of World War II, p.VIII.
3 Lafore L, Op.cit., p.136-137.
4 Appeasement of the Dictators, p.138.
5 Baer W. The Coming of the Italian-Ethiopian War.
   Cambridge (Mass.). 1961, p.95.