«Продиктованная победителями политика»

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-20Однако главной целью Л. Лэфора остается тщатель­ная охрана интересов империализма. Поэтому он искус­ственно ограничивает свои рассуждения различными ас­пектами личной ответственности Гитлера за развязыва­ние войны, сводит их к ответу на важнейший, по его мне­нию, вопрос: «Как этот человек мог прийти к власти и обмануть весь мир?».

Ответ на него является составной частью фрейдистской концепции происхождения войны. «Всякое разумное объяснение успеха нацистов, - пишет Л. Лэфор, - должно быть многозначным. Без сомнения, имелись и уходящие в далекое прошлое глубокие черты в немецкой культуре и обществе, предрасполагавшие нем­цев к подчинению деспотической власти».

Социально-экономические, политические, собственно классовые при­чины, обусловившие приход гитлеровцев к власти, оста­ются у Лэфора невыясненными. Тезис оказывается без теоретической основы. Убедительными, по мнению Лэфора, являются лишь аргументы американского психиатра Р. Бринкера, который пришел к выводу о подверженно­сти немецкой нации «групповому психозу».

Правда, в одном случае логика исследования заставляет Лэфора переступить «запрещенный барьер». Он пишет, что «была заключена сделка» между руководителями рейнской промышленности для обеспечения (следует понимать фашистского режи­ма) деньгами и взамен получены обещания, ка­сающиеся неприкосновенности частной собственности. Но дальше на эту «опасную» тему он предпочитает не распространяться.

В концепциях Лэфора, Юбенка, Дивайна и ряда дру­гих американских авторов заметное место отводится освещению таких событий, предшествовавших второй ми­ровой войне, как захват Германией Рейнской зоны, Ита­лией - Эфиопии, японская агрессия на Дальнем Вос­токе, гражданская война в Испании. Но все события межвоенного периода, как правило, связываются с поли­тикой «умиротворения», которую, по их словам, прово­дили Англия и Франция.

Небезынтересна трактовка историками США самого понятия «умиротворение», что имеет важное значение для выяснения общей буржуазной концепции происхождения второй мировой войны. «Умиротворение, - заявляют они, - это метод дипломатии. В условиях равновесия или превосходства сил умиротворение может ослабить пре­тензии и соперничество, стать альтернативой, поддержи­вать международную устойчивость и гармонию в отношениях между государствами»1.

Критическая оценка итогов такой политики встречает­ся довольно часто. «Умиротворение, которое проводили Франция и Британия, законы о нейтралитете в США убедили державы «оси», что им нечего опасаться миро­любивых демократий»2. В то же время идея о том, что политика умиротворения фашистской Германии была якобы политикой, направленной на укрепление мира, является центральной в американской буржуазной исто­риографии.

Создана схема, согласно которой Германия признается агрессивным государством, несправедливо ущемленным Версальским договором, а Англия, Фран­ция и США предстают в виде держав, стремившихся достигнуть мира и равновесия в Европе. Творцом поли­тики умиротворения называют британского премьер-ми­нистра Д. Ллойд Джорджа. «Ллойд Джордж надеялся на то, что мир сохранится надолго и поэтому преду­преждал против договора, который оказался бы унизи­тельным для Германии»3.

Политика умиротворения, го­ворится далее, «не была уступкой, обусловленной тре­бованиями агрессоров, а политикой с позиции силы, продиктованной победителями». Эта трактовка примечательна тем, что признает пред­намеренность курса западных держав на укрепление гер­манского рейха, но в то же время скрывает контррево­люционную, антисоветскую направленность этой поли­тики.

1 Appeasement of the Dictators. Ed. by W.
   Kleine-Ahlbrandt New York, 1970, p.1.
2 Bragdon H., McCutchen S. Op.cit., p.657.
3 Appeasement of the Dictators, p.2.