Конец славы или возможное будущее

Автор: Rzheshevskij. Опубликовано в Американская история о второй мировой войне

is-23Чаще всего анализ фашизма подменяется персонифи­кацией этого явления, сводится к перечислению тех из­менений, которые произошли в политике стран «оси» с приходом к власти Гитлера, Муссолини и клики япон­ских милитаристов.

«Гитлер пришел к власти, и началось перевооружение Германии» - такой стереотипный тезис прямо и косвенно связывает причины второй мировой войны с виновностью одного Гитлера, его «психопатиче­ской натурой»1.

Г. Бейли и П. Райен считают, что при­чиной войны явилась личная вражда между Гитлером и Рузвельтом2. Л. Лэфор в книге «Конец славы. Интер­претация причин второй мировой войны», рассматривая политическую платформу фашистского движения, выдви­гает версию, будто оно в начале своего возникновения провозгласило «левую и революционную программу: упразднение монархии и аристократии, антиклерикализм и антикапитализм», но в итоге в нем возобладал «шови­низм и этатизм». Такой подход к выяснению природы фа­шизма приводит автора к утверждению, что фашизм «в значительной степени возник в результате дешевых политических интриг»3.

Р. Леки, автор книги «Войны Америки», связывает фашизм в Германии и Италии с «ав­тократическим национализмом», а его разновидность в Японии - с «теократическим милитаризмом»4. В лаби­ринте терминов, путаных рассуждений и гипотез нет толь­ко главного - анализа органической связи между импе­риализмом и фашизмом.

Что касается некой «революционной программы», ко­торую выискивают реакционные историки США в фа­шизме, то следует подчеркнуть, что фашизм, прежде всего, являлся орудием империализма, направленным именно против рабочего класса и его авангарда - международ­ного коммунистического движения.

VII конгресс Комин­терна в 1935 году отмечал: «Перед лицом всего мира фа­шистская Германия наглядно показывает, что ждет на­родные массы при победе фашизма. Неистовствующая фашистская власть истребляет в тюрьмах и концентраци­онных лагерях цвет рабочего класса, его вождей и орга­низаторов.

Она разгромила профсоюзы, кооперативы, все легальные организации рабочих, равно как и все другие неофашистские политические и культурные организации. Она отняла у рабочих элементарные права защиты их интересов. Она превратила культурную страну в очаг мракобесия, варварства и войны»5.

В годы войны в отдельных, в том числе официозных изданиях США, фашистские государства назывались «ра­бовладельческими», клеймились, как «режимы военной тирании», лишавшие человека «свободы действовать, вы­сказывать свои мысли, вообще думать и жить». В них признавалось, что фашизм утвердился у власти «на вол­не антикоммунизма, который привлек на свою сторону промышленников и землевладельцев»6.

Это, однако, не препятствует некоторым современным историкам США трактовать фашизм с едва скрываемых благожелательных позиций, ставить ему в заслугу звериный антикоммунизм. Леки недвусмысленно подчеркивает, что «Муссо­лини был первый, кто остановил большевиков». С «ан­тибольшевистских» позиций трактуется вопрос о внутрен­ней и внешней политике фашизма в школьных учебниках, издаваемых в США7.

1 Encyclopedia Americana, vol.29. New York, 1970, p.364.
2 Baily Т., Ryan P. Hitler and Roosevelt. The Undeclared Naval War.
   New York, 1979, p.130.
3 Lafore L. The End of Glory. An Interpretation of the Origins of World War.
   New York, 1970.
4 Leckie R. The Wars of America. New York, 1968, p.667.
5 Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического
   Интернационала. М., 1935.
6 The World at War 1939-1944. A Brief History. War Department.
   Washington, 1945, p.25.
7 Bragdon H., McCutchen S. History of a Free People. New York,
   1978, p.656.