Стратегическая инициатива или успех предопределен

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

13Успех Рурской операции породил на Западе тенденцию приравнивать ее по значению к Сталинградской битве. Главнокомандующий объединенными союзными силами Д. Эйзенхауэр называл Рурскую операцию «величайшим окружением в истории»1.

Командующий 12-й группой армий О. Брэдли писал: «На территории, вокруг которой мы сомкнули кольцо окружения, осталась разбитая группа армий «Б» Моделя, объединение более крупное, чем то, которое Паулюс сдал Жукову в Сталинграде»2. Подобные оценки и сравнения встречаются и в трудах ряда буржуазных историков и мемуаристов.

В США, в частности, в 1985 году была издана книжка бывшего командира американской 82-й воздушно-десантной дивизии генерала Дж. Гэвина «К Берлину», в которой автор, участник Рурской операции, сравнивает ее со Сталинградской битвой и придает ей, чуть ли не решающее значение для завершения разгрома гитлеровской Германии3.

Не умаляя значения Рурской операции, проявленного в ней военного искусства и храбрости союзных войск, стоит все-таки признать, что сравнение ее со Сталинградской битвой неправомерно. Оно неправомерно потому, что по своему военно-политическому резонансу в мире, влиянию на дальнейший ход войны, размаху и ожесточенности борьбы, уровню полководческого искусства и боевого мастерства воинов, по всем этим и другим показателям наша победа под Сталинградом является наиболее выдающимся военным событием второй мировой войны, и попытки поставить ее в один ряд с какими-либо операциями американо-английских войск, в том числе и Рурской операцией, опровергаются фактами.

Сталинградская битва развернулась в период, когда страны фашистского блока полностью владели стратегической инициативой на всех фронтах второй мировой войны. На южном крыле советско-германского фронта действовали главные силы вермахта и армий союзных Германии стран. И именно здесь был остановлен победный марш фашистских войск, после чего вся вторая мировая война в корне изменила свой ход.

В совершенно иной обстановке проводилась Рурская операция. Дни гитлеровского рейха в то время были уже сочтены. Все наиболее боеспособные силы вермахта были брошены на советско-германский фронт. Немецко-фашистское командование знало о предстоящем наступлении союзников, но не имело сил противодействовать ему.

Это признавал и президент США Ф. Рузвельт, который писал главе Советского правительства в начале апреля: «Я полностью оцениваю ту роль, которую сыграла Ваша армия, позволив вооруженным силам, находящимся под командованием генерала Эйзенхауэра, форсировать Рейн»4.

Окруженные в Сталинграде войска Паулюса отчаянно сопротивлялись в течение 70 дней, на помощь им пыталась прорваться мощная группировка Манштейна, и потому советские войска длительное время вели ожесточенные бои и на внутреннем, и на внешнем фронте окружения. Ничего подобного в Руре не было.

Да, здесь были окружены 325 тысяч немецких войск. Но это были уже не того качества войска, что сражались в сталинградских степях, к тому же они сами были уже не прочь сдаться в плен западным союзникам.

1 Report by the Supreme Commander to the Combined Chiefs of
   Staff on the Operations in Europe of the Allied Expenditionary
   Force 6 June 1944 to May 1945. Washington, 1946, p. X.
2 Брэдли О. Записки солдата. М., 1957, с.567-568.
3 См.: Красная звезда, 1985, 4 апреля.
4 Советско-американские отношения во время Великой
   Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1984, т.2, с.346.