«Стремление к миру» через вечность войны

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

5Зададимся вопросом: к чему все эти гадания и «предположительные картины»? Одна из их целей состоит в том, чтобы создать у буржуазного обывателя иллюзию, будто все дело в «ошибках» Запада.

Запад «ошибся», провозгласив в Касабланке борьбу до «полного разгрома» Германии, он недооценил при этом военно-экономический потенциал СССР, продолжив по отношению к нему политику «булавочных уколов» вместо «решительных» мер. Запад «ошибся», недостаточно противодействовав «устремлениям» Советов, и виноват в этом не только Рузвельт, но и Черчилль. А раз это «ошибки», то их можно и нужно «исправить».

И, прежде всего, в современной политике западных стран. В своих новейших трудах некоторые западные историки предпринимают попытки объединить сторонников концепции приоритета «национальных интересов», выступающих как с позитивной, так и с негативной оценкой итогов войны с точки зрения правящих кругов Запада.

Причем они стремятся это сделать на более реакционной «негативистской» основе. Вот какую «компромиссную формулу» предлагает, например, упоминавшийся американский историк Дж. Гэддис.

США и Великобритания одержали победу в «изумительно короткие сроки при удивительно малых потерях» (это такая версия «позитивистов»), но «ценой победы было появление более могущественного государства» (это версия «негативистов»). Итак, сам факт появления мощного государства - уже чрезвычайное происшествие для США, нетерпимое с точки зрения их интересов. Пытался ли Вашингтон бороться с возможностью такой ситуации? Да, отвечает Гэддис.

Доказательство тому - ведение США войны по принципу «пусть союзники несут основное бремя потерь», в результате чего не был, в частности, открыт на протяжении двух лет второй фронт. Так, по Гэддису, осуществлялось «сдерживание» СССР, то есть попытка не допустить его усиления и, еще лучше, ослабить его. Однако итоги войны оказались неудовлетворительными для США. Причина этого заключалась в вынужденной опоре на СССР, что помешало осуществить «сдерживание» в полном объеме1.

Такую же позицию занимают и другие американские историки. Существование в мире параллельно с США «конкурирующего» Советского Союза якобы ставит «под угрозу не только американские ценности, но и безопасность страны», вызывает «необходимость иметь значительные вооруженные силы и глобальные разведывательные возможности». Такое положение, утверждают эти историки, есть результат безуспешных попыток правящих кругов США предотвратить усиление СССР в годы войны.

Подобные концепции лишний раз подтверждают преднамеренный характер стратегических решений Запада, противоречивших союзническому долгу. Буржуазные авторы пытаются эксплуатировать эти решения во имя сегодняшних имперских, гегемонистских амбиций США.

Их цель состоит в том, чтобы доказать преемственность и правомерность антисоветизма во внешней политике США. В годы войны, утверждают ее «новые апологеты», у руководства США не было каких-либо «фатальных ошибок». Союз с СССР в те годы был всего лишь необходимым, но кратким этапом в долгосрочной политической стратегии, продиктованной «национальными интересами» США. Короче говоря, цель - победа малой для США кровью - оправдывала ведение войны главным образом чужими руками - руками СССР.

Появление СССР как «могущественного государства» после войны, в трактовке этих историков, неизбежная для США плата за победу малой ценой. Основной вывод, к которому они приходят, следующий: сегодняшний «жесткий» в отношении СССР внешнеполитический курс США якобы правомерен, поскольку он имеет свою предысторию военного времени; более того, для США он перспективен, ибо ныне у них развязаны руки с точки зрения обретения ими мировой гегемонии - нет необходимости «зависеть» от чьей-либо поддержки.

Однако «новые апологеты» преднамеренно забывают, что сами руководители США были вынуждены менять свои взгляды на советско-американские отношения. Решающую роль в этом играло наметившееся к концу войны равенство сил между США и СССР.

США, констатировал Рузвельт, ныне только «часть громадных союзных сил», и они «должны культивировать науку человеческих взаимоотношений - способность всех народов, всевозможных народов жить в мире и работать в мире»2.

1 Gaddis J. Strategies of Containment. A Critical Appraisal of Postwar
   American National Security Policy. N.Y. 1982, p.4, 12.
2 Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt,
   vol.4, 1944-1945. N.Y., 1950, p.615.