Скрыть сущность «неконтактной войны»

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

10В конце 40-х, а также на протяжении 50-х годов в буржуазной историографии второй мировой войны, особенно американской, тон задавали так называемые «официальные» историки, сформировавшие легенду о верности Запада союзническому долгу.

Согласно их версии западные союзники были «горячими сторонниками» второго фронта, руководствовались исключительно «чистыми намерениями», стремясь как можно быстрее нанести поражение нацистской Германии. Открыть фронт в 1942-1943 годах им помешало якобы отсутствие у США и Англии достаточных сил и средств.

К формированию этой версии имели прямое отношение такие видные историки, как Р. Шервуд, Г. Фейс, А. Норман, М. Мэтлофф, К. Гринфилд, У. Лангер и другие.

За ореолом «бескорыстия» Запада, который они создавали, скрывалась политическая заинтересованность в увековечении буржуазных концепций происхождения, хода и результатов второй мировой войны.

Это был своего рода идеологический фундамент, на который опирались правящие круги США и Англии, вознамерившиеся в послевоенные годы «переиграть» итоги войны. Развязывая «холодную войну», они противопоставляли «агрессивности» СССР свое мнимое «бескорыстие».

Необходимо подчеркнуть, что созданию ореола «бескорыстия» вокруг западной стратегии периода войны объективно способствовали так называемые «правые ревизионисты», обрушившиеся с резко антисоветских позиций на Рузвельта. Часть из них обвинила президента в «политической наивности», в том, что он не сумел якобы понять, где кончается война и начинается политика.

К ним относились такие ярые антикоммунисты, как У. Буллит, У. Чемберлен, X. Болдуин, Ч. Бирд. Другие критики Рузвельта утверждали, что в годы войны американские руководители попросту «забыли» о доктринальных принципах США, в частности, о том, что любое обладающее мощью государство якобы представляет собой угрозу национальным интересам этой страны.

К ним относились, так называемые «политические реалисты» Г. Моргентау, Р. Осгуд, У. Липпман и другие. С этих же позиций критике подвергся не только Рузвельт, но даже Черчилль. Общий вывод «правых» состоял в том, что Запад, «выиграв войну, потерпел политическое поражение».

С помощью версии о «бескорыстии» буржуазные политологи и историки стремятся замаскировать корыстные цели политики Запада, скрыть сущность, так называемой «неконтактной войны», а попросту говоря, бездействия или слабой боевой активности США и Великобритании в 1942-1943 годах.

И сегодня в буржуазной историографии в ходу «традиционные» доводы о вынужденном характере действий западных союзников в силу тех или иных военно-технических причин.

Среди них фигурируют, например, «слабость союзников», их «неготовность» к активной борьбе, «отсутствие у них необходимых транспортных и десантных средств» и так далее. Примечательно, что такая аргументация отнюдь не мешает некоторым буржуазным историкам указывать на совершенно иные, далекие от бескорыстия мотивы неоткрытия второго фронта в те годы.