От политики враждебности к политике нейтралитета

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

12Теперь правящие круги на Западе заволновал вопрос о скорейшем открытии второго фронта, чтобы не «пустить русских в Европу». Было принято решение запланировать вторжение во Францию на май 1944 года.

Но опять-таки только на Тегеранской конференции в конце 1943 года благодаря настойчивости советских руководителей это решение было утверждено окончательно.

Новая ситуация заставила западных лидеров действовать по-иному. В январе 1944 года американский журнал «The New Republic», имея в виду вопрос о втором фронте, отмечал, что «после Тегеранской конференции США и Великобритания отказались от самых примитивных форм антисоветской деятельности и перешли к политике, более или менее приемлемой в военных вопросах», «перешли от политики враждебности к политике нейтралитета»1.

Действительно, внешне все так оно и выглядело. Но журнал «забывает», что за прошедшие годы войны роль второго фронта коренным образом изменилась. В 1942-1943 годах он был призван вместе с главным, советско-германским фронтом мировой войны обеспечить коренной перелом в пользу антигитлеровской коалиции.

К началу же 1944 года такой перелом в войне благодаря крупнейшим победам Советской Армии был уже завершен. Планируя открыть второй фронт, западные союзники лишь торопились «не опоздать» в Европу, «опередить русских», то есть политические, антисоветские мотивы в западной стратегии оставались преобладающими.

Весьма четко говорилось об этом, например, в американском журнале «Magazine of Wall Street and Business Analyst» - органе крупных промышленников и банкиров, чутко реагировавших на новую ситуацию.

В номере журнала от 22.01.1944 года отмечалось: «1944 год важных решений. Военные успехи Советского Союза делают возможной такую ситуацию, когда все стратегически важные районы будут под контролем Советского Союза.

Если Красная Армия окажется в Германии раньше, чем будет открыт второй фронт, Советский Союз, несомненно, будет решать будущее Германии и всего послевоенного мира. США достанется роль второй скрипки».

А в майском номере от 13 мая тот же журнал предупреждал: «Откладывая открытие второго фронта, западные державы совершают ошибку, за которую потом будут долго расплачиваться».

Таким образом, ясно одно: и политика затяжек открытия второго фронта в 1942-1943 годах, и политика «поспешания» с его открытием в 1944 году преследовали корыстные цели и имели антисоветскую основу.

1 The New Republic, 24.01.1944, p.104.