Поддержка из корыстных мотивов

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

19В отношении наиболее эффективного способа добиться скорейшего и решительного разгрома агрессора - открытия второго фронта - решающее влияние на позицию Англии оказывали политические мотивы.

Главным для ее правящих кругов было то, что Англия получила союзника, располагавшего гигантской сухопутной армией. Это, по словам советского посла в Лондоне, вызывало у них чувство облегчения. Но в этих же кругах были сильны и антисоветские настроения: наконец-то удалось «столкнуть большевиков с нацистами».

Кое-кто рассчитывал, что в результате этого столкновения Англия окажется в наибольшем выигрыше. Министр авиационной промышленности страны Мур-Брабазон заявил: «Пусть Германия и СССР истощают друг друга, в конце войны Англия станет хозяином положения в Европе».

Поэтому на первых порах правящие круги Великобритании решили ограничиться обещаниями о помощи, «поощряя» тем самым СССР к сопротивлению агрессору и выжидая, как будут развиваться события на советско-германском фронте. Далее, в зависимости от хода этих событий планировалось определить степень и характер своего участия в войне.

Примечательна точка зрения посла Англии в СССР С. Криппса, чьи взгляды несколько расходились со взглядами его руководства в Лондоне. «К сожалению, писал он, мы рассматривали русскую войну не как войну, имеющую к нам прямое отношение, а просто как войну, которой мы хотим помочь, не нанося ущерба нашим собственным интересам»1.

Позиция «невоюющего союзника» Англии, крупнейшей капиталистической державы мира - США накануне агрессии Гитлера против СССР и в первые месяцы после нее, с одной стороны, была весьма близкой к позиции Англии, а с другой, несколько отличалась от нее.

После разгрома Франции, резкого ослабления мощи и международных позиций Великобритании, вынужденной отражать удары гитлеровской авиации, США взяли на себя ответственность за судьбы мирового капитализма. Соответственно формулировались и цели Соединенных Штатов в войне, точнее, в послевоенном мире.

Еще 28.05.1941 года, по сообщению английского историка Д. Рейнольдса, в беседе с английским послом Галифаксом и экономистом Кейнсом президент США был «совершенно определенен и категоричен» по двум вопросам:

Во-первых, на этот раз США не уйдут в изоляцию в конце войны, а будут нести «свою долю ответственности в послевоенной Европе, причем европейцам, по мнению президента, надо будет сказать, где им «выходить»;

Во-вторых, хотя всему остальному миру придется разоружаться. Англия и США должны будут сохранить достаточные силы для поддержания мира и стабильности»2.

Накануне нападения Гитлера на СССР вопрос о целях США в войне превратился «в один из ключевых». 21 июня помощник государственного секретаря США А. Берл получил санкцию президента приступить к составлению «набросков послевоенного порядка», причем Рузвельт «подчеркнул, как обычно, что не должно быть никакой утечки информации».

Таким образом, задолго до того, как США формально оказались среди участников войны, в планах их правящих кругов были весьма сильны гегемонистские мотивы. Затем, к концу войны, под влиянием политических и военных реалий взгляды самого президента США Ф. Рузвельта по этому вопросу в значительной степени претерпят изменения, но это будет впоследствии.

Администрация США во главе с Рузвельтом проявила реализм, выступив в поддержку подвергшегося агрессии Советского Союза. Она сделала этот шаг вопреки мнению собственных изоляционистов, выступавших против какого-либо участия Соединенных Штатов в войне и под этой ширмой против помощи Советскому Союзу, а также вопреки точке зрения многих военных, крайне низко оценивавших боевые возможности Вооруженных Сил СССР.

Однако такой шаг был сделан ею исходя, прежде всего, из собственных интересов.

1 Woodward L. British Foreign Policy in the Second World War.
   L., 1971, vol.2, p.15.
2 Reynolds D. Op.cit., p.253.