Вопрос об открытии второго фронта в 1941 году

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

118.07.1941 года глава Советского правительства И.В. Сталин официально поставил перед британским правительством вопрос об открытии второго фронта.

В своем послании он отмечал: «Военное положение Советского Союза, равно как и Великобритании, было бы значительно улучшено, если бы был создан фронт против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика)»1.

Иначе говоря, наилучшим видом помощи Советскому Союзу его союзниками была бы военная помощь, поскольку высадка союзных войск в Западной Европе заставила бы гитлеровскую Германию рассредоточить свои силы между двумя фронтами.

Это отлично понимали простые люди Англии. «Мы обязуемся поднять перед правительством вопрос о том, чтобы оказать вам немедленную помощь посредством наступления на Западном фронте без промедления», - писали, например, в адрес советского посольства в Лондоне строительные рабочие английской столицы2.

Однако у официальной Англии было на этот счет особое мнение. В ответном послании Сталину от 21.07.1941 года Черчилль заявлял, что «начальники штабов не видят возможности сделать что-либо в таких размерах, чтобы это могло принести Вам хотя бы самую малую пользу»3.

Двумя днями раньше, беседуя с советским послом, он откровенно воскликнул: «Воевать мы не умеем, но зато решимости покончить с Гитлером у нас хоть отбавляй».

Оставим на совести премьер-министра реплику по поводу неумения англичан воевать. Мужество английских летчиков в те дни было у всех на виду. Что же касается его замечания относительно «решимости покончить с Гитлером», то последующие действия правящих кругов Лондона заставляют серьезно усомниться в этом.

Наличие такой «решимости» должно было бы означать, что «не умея» или «не имея возможности» воевать, эти круги сосредоточат свои усилия на материальной помощи СССР, поставках ему боевой техники, особенно танков и самолетов. Но и этого не произошло. «Англия не открывает второго фронта и в то же время не дает нам самолетов и оружия в сколько-нибудь серьезных количествах», - сообщал в Москву в августе 1941 года советский посол в Лондоне И.М. Майский.

Положение мало изменилось к лучшему и после подписания 01.10.1941 года протокола о поставках между США и Великобританией, с одной стороны, и СССР - с другой. «В самый тяжелый для Советского Союза период войны первые поставки по ленд-лизу зимой 1941/1942 года достигли СССР слишком поздно, чтобы поддержать Красную Армию.

В эти критические месяцы русские, и одни только русские, оказывали отпор германскому агрессору на своей собственной земле и своими собственными средствами», - признаются авторы «Иллюстрированной истории второй мировой войны», выпущенной издательством американских журналов «Time» и «Life».

Осенью 1941 года необходимость во втором фронте еще более возросла. Гитлеровская Германия сумела, как констатировал в своих посланиях У. Черчиллю И.В. Сталин от 03 и 13 сентября, перебросить на Восточный фронт более 30 свежих пехотных дивизий, большое количество танков, самолетов, а также активизировать действия 46 дивизий своих союзников.

Все это только потому, что «немцы считают опасность на Западе блефом». Черчилль, признав, что расчет гитлеровцев построен на ликвидации противников поодиночке, тем не менее, повторил, что второй фронт «невозможен».

1 Советско-английские отношения во время Великой Отечественной
    войны 1941-1945 гг. М., 1983, т.1, с.11.
2 Земсков И.Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе.
   М., 1982, с.11.
3 Советско-английские отношения во время Великой Отечественной
   войны, том 1, с.11.