Принятие роковых решений

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

10Решающее влияние поражения вермахта под Курском на весь дальнейший ход войны, на стратегию фашистской Германии признавали и в «третьем рейхе». «В результате провала наступления «Цитадель», писал Г. Гудериан в своих мемуарах, мы потерпели решительное поражение.

Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя.

Их своевременное восстановление для ведения оборонительных действий на Восточном фронте, а также для организации обороны на западе на случай десанта, который союзники грозились высадить следующей весной, было поставлено под вопрос и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику. После крушения плана «Цитадель» Восточный фронт забрал все силы из Франции»1.

В послевоенный период буржуазная историография уделяла Курской битве определенное внимание, но при знакомстве с работами западных историков бросается в глаза, что в зависимости от политических установок правящих кругов смещались и акценты в оценках этого выдающегося события второй мировой войны.

В 40-х - первой половине 60-х годов господствующей тенденцией в буржуазной историографии при освещении Курской битвы было упоминание о ней вскользь или замалчивание ее размаха и значения. Английские военные историки Дж. Фуллер и Б. Лиддел Гарт, бывший генерал вермахта К. Типпельскирх в своих трудах о второй мировой войне отводили Курской битве по 1-2 абзаца.

В книге «Роковые решения», написанной группой бывших гитлеровских генералов, о Курской битве вообще не упоминалось. Такой подход к этому гигантскому сражению был характерен для многих буржуазных ученых того времени2.

Другой распространенной тенденцией, присущей в особенности авторам из числа бывших генералов и офицеров фашистского вермахта, было изображение гитлеровского наступления под Курском, как операции, преследовавшей ограниченные цели, а победу Советской Армии в Курской битве, как явления, имевшего значение, лишь для советско-германского фронта. Так, бывший командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Э. Манштейн в своих воспоминаниях подчеркивал, что провал операции «Цитадель» стал решающим поворотным пунктом лишь на Восточном фронте3.

В последующие годы эстафету об «ограниченных целях» операции «Цитадель» и локальном значении Курской битвы приняли от гитлеровских генералов и историки из стран НАТО. Однако факты опровергают эти оценки битвы под Курском. В оперативном приказе верховного командования вермахта №6 от 15.04.1943 года указывалось, что «наступлению придается решающее значение» и что оно «должно дать инициативу на весну и лето текущего года.

Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира. В случае планомерного развития операции начать незамедлительно с ходу наступление на юго-восток («Пантера») с тем, чтобы использовать замешательство в рядах противника»4.

Еще более решительно Гитлер заявил о целях и задачах операции «Цитадель» в своем приказе войскам, отданном накануне наступления, в ночь на 5 июля. В нем говорилось: «Солдаты! С сегодняшнего дня вы начинаете большое наступление, исход которого может иметь решающее значение для войны. И вы должны знать, что от успеха этого сражения может зависеть все».

1 Guderian H, Erinnerungen eines Soldaten. Heidelberg, 1951, s.284.
2 Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939-1945 гг. М., 1956;
   Типпельскирх К. История второй мировой войны. М., 1956;
   Лиддел Гарт Б. Стратегия непрямых действий. М., 1957;
   Меллентин Ф. Танковые сражения 1939-1945 гг, М., 1957;
   Вестфаль 3., Крейпе В. и другие. Роковые решения. М., 1958.
3 Manstein E. Verlorene Siege. Bonn, 1955, s.473.
4 Совершенно секретно! Только для командования! М., 1967, с.502, 506.