Недооценка экономического потенциала

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

12Сталинградская битва по своему значению, размаху, результатам, нанесенному противнику ущербу не идет ни в какое сравнение с операциями союзников. Выше уже приводились основные показатели размаха и результатов этой операции, апофеозом которой стало окружение и уничтожение 330-тысячной группировки врага.

Для сравнения напомним: под Эль-Аламейном с обеих сторон действовало 310 тысяч человек, потери гитлеровцев составили 55 тысяч солдат и офицеров, на Гуадалканале в целом сражалось около 90 тысяч человек, японские войска потеряли 25 тысяч человек. Сталинградская битва не только внесла решающий вклад в коренной перелом в ходе войны, но и в значительной мере повлияла на боевые действия союзников.

Летом 1942 года, когда готовилась высадка союзников в Африке, главнокомандующий их экспедиционных сил Д. Эйзенхауэр подчеркивал, что «упорное сопротивление русских обеспечивает союзникам свободу выбора места, времени и количества сил для решающего наступления». И действительно, фашистское командование в 1942 году перебросило на советско-германский фронт 69 дивизий из Западной Европы.

С конца 70-х годов на Западе усиливается ранее не имевшая широкого хождения тенденция трактовать Сталинградскую битву как «поражение Запада». В этой трактовке уже и речи нет о «локальном значении» битвы, наоборот, она изображается как «историческое свидетельство» «советской военной угрозы» для всей «западной цивилизации». Такую позицию занимают американский историк Р. Хоббс, его коллеги А. Берк, Т. Халпер.

Современные апологеты американского империализма обвиняют президента США Ф. Рузвельта в том, что он недооценил растущий военно-экономический потенциал СССР, не сделал «правильных» выводов из Сталинградской битвы, после которой следовало искать наиболее рациональные пути к достижению «оптимальной цели», то есть не допустить появления сил, способных остановить движение США на пути к мировому господству.

Тот же Хоббс видит «роковую ошибку» США в том, что они после Сталинграда придерживались принципа безоговорочной капитуляции Германии. Такая политика, по его мнению, исключила возможность сделать фашистский рейх потенциальным союзником США в предстоящей борьбе с Советским Союзом1.

В одном ряду с подобными спекуляциями стоит и выходка французского журнала «Le Figaro Magazine», который в номере от 05.02.1983 года вытащил на свет материалы издававшейся в 1943 году в Париже профашистской газеты «Nuvo Tan», призывавшей французов «помочь Германии сначала сдержать, а затем сокрушить советские орды, которые, если бы победили, захватили бы Европу и потопили бы ее в крови»2.

1 Hobbs R. The Myth of Victory. Boulder (Colorado), 1979, p.235.
2 Правда, 1983, 27 февраля.