Домыслы о крахе «молниеносной войны»

Автор: Orlov. Опубликовано в Факты и мифы второй мировой войны

16В западной литературе достаточно всякого рода домыслов и измышлений по поводу причин краха плана «молниеносной войны». Среди основных версий в ней фигурирует так называемый «географический фактор» в виде пространственных, климатических и прочих «неблагоприятных» условий Советского Союза, а также военная некомпетентность Гитлера.

Сегодня ряд буржуазных историков признает и авантюризм немецко-фашистской военной стратегии в целом, но только как результат опять-таки «роковых ошибок». Порочность версии о «географическом факторе» как причине провала блицкрига не вызывает сомнений.

Зной, пыль, грязь, мороз, большие расстояния - все это условия, которые одинаково воздействуют на обе воюющие страны. Не они определяют ход и исход гигантских сражений. Эту истину признают и некоторые буржуазные историки. Исход битвы под Москвой, отмечают они, обусловили действия «способных советских военачальников» и «непреклонных, как сама смерть», советских солдат.

В качестве «более убедительной» версии многие фальсификаторы истории выдвигают концепцию единоличной ответственности Гитлера за крах плана «молниеносной войны» ввиду его военной некомпетентности. В вину фюреру вменяется отказ от ведущего стратегического принципа сосредоточения основных сил на решающем направлении и недооценка им значения захвата Москвы.

Такая недооценка якобы имела место как до, так и после начала агрессии. Это, утверждают битые гитлеровские генералы и их последователи, и привело к «потере темпа» наступления немецких войск, их «бездействию» в августе-сентябре 1941 года и в конечном счете к тому, что победа была «упущена».

Однако и старые и новые «критики» Гитлера кривят душой. Москва фигурировала как цель №1 во всех вариантах плана «Барбаросса», который не был результатом творчества одного лишь фюрера. Отвергнув один вариант плана нападения на СССР, предусматривавший безостановочный «марш на Москву» (план Браухича), Гитлер одобрил другой вариант, разработанный в генштабе вермахта (вариант Лоссберга) и предусматривавший еще большую концентрацию сил против главной цели - Москвы.

Полностью противоречит фактам и версия, согласно которой блицкриг подвело к краху волевое решение Гитлера от 21.08.1941 года о повороте части сил группы армий «Центр» в сторону флангов советско-германского фронта. И дело здесь отнюдь не в «воле фюрера».

Не далее, как 4 июля Гитлер под влиянием июньских успехов вермахта декларировал: СССР «практически войну уже проиграл». 4 августа, то есть всего через месяц, его тон резко изменился.

Если бы перед войной я знал о силе Красной Армии, заявил он, мне трудно было бы «принять решение о необходимости нападения на СССР». Дело в том, что уже к 18 июля сухопутные войска вермахта потеряли 110 тысяч человек, 50 процентов первоначального состава танков, 1284 самолета.