Противоречия в англосаксонских странах

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-026Конец войны в Европе характеризовался не только ростом противоречий между СССР, с одной стороны, США и Англией - с другой.

В самом лагере англосаксонских стран по многим вопросам войны и мира были значительные противоречия. Англия выходила из войны сильно ослабленной. Это хорошо учитывали в Вашингтоне и стремились подчеркнуть, что Англия уже не является равноправным партнером и ее роль в международных делах второстепенна.

«Решающим фактором стало ослабление Британской империи. В экономическом отношении Англия была положена на лопатки, а в военном отношении в сравнении с Америкой бессильна»1, так охарактеризовал положение Англии в конце войны адмирал Леги, начальник штаба президента и один из его ближайших советников во время Потсдамской конференции.

Поэтому в США возникла идея отстранить Англию от участия в первой фазе переговоров между СССР и США. Незадолго до встречи «большой тройки», в начале июля, в Лондон был послан личный представитель Трумэна Джозеф Дэвис, бывший перед войной послом США в Москве и относившийся весьма сочувственно к Советской стране. Форин оффис, зная об этом, не считал Дэвиса «лучшей персоной для обсуждения деталей повестки «Терминала» - так была зашифрована будущая встреча - и предлагал Вашингтону, чтобы его «сопровождал кто-либо из госдепартамента, с кем можно было бы согласовать эти вопросы»2.

Дэвис был личным гостем Черчилля, ночевал в его загородной правительственной резиденции; здесь же состоялись переговоры с Черчиллем3. Суть их свелась к информации о том, что, прежде чем встретиться с Черчиллем, Трумэн должен был встретиться с главой Советского правительства где-то в Европе.

По-видимому, Трумэн хотел провести простой зондаж позиции СССР. Представители английского правительства были бы приглашены присоединиться к ним несколькими днями позже.

Подобное предложение Трумэна повергло Черчилля в бешенство. Он расценил его как попытку «сговора» между СССР и США за спиной Англии. А вот свои многочисленные встречи с Рузвельтом в Вашингтоне, Квебеке, Касабланке, Тегеране, Каире, на Мальте и в других местах Черчилль не склонен был рассматривать как политику сговора против СССР.

Ослепленный яростью, Черчилль (к этому добавлялись волнения, связанные с парламентскими выборами) не мог ни при каких обстоятельствах согласиться «на такой афронт» в отношении Англии, не допуская даже и подобия попытки политиков США «договориться в одиночку с Россией по основным вопросам».

Поэтому не только в беседе с Дэвисом, но «во избежание недоразумений» и в официальной записке, врученной посланцу Трумэна, Черчилль ультимативно требовал: «Следует понять, что представители правительства Его Величества не смогут присутствовать ни на каком совещании иначе, как в качестве равноправных партнеров с самого его начала. Премьер-министр не видит никакой необходимости поднимать спор, столь оскорбительный для Англии, Британской империи и Содружества наций»4.

Поэтому Черчилль категорически настаивал:

а) на встрече, которая должна состояться как можно скорее;

б) чтобы три главные державы были приглашены на нее в качестве равноправных участников.

В противном случае в любой встрече иного характера Англия участвовать не будет.

1 Боратынский С. Дипломатия периода второй мировой войны, с.333.
2 Public Record Office, P.M., 45/313. p.13.
3 The Potsdam Conference, vol.I, p.63-81.
4 Churchill W. Op.cit., vol.VI, p.503.