Переговоры с позиции силы

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-027Черчилль принимал энергичные меры на случай схватки со вчерашним союзником, раздувая ветры «холодной войны». В день победы над Германией, 09.V.1945 года, он телеграфировал генералу Эйзенхауэру во Францию, требуя от него сохранения немецкого вооружения, в частности самолетов, поскольку «они когда-нибудь остро потребуются, и даже сейчас они могут пригодиться».

17 мая Черчилль приказал начальнику имперского генерального штаба Англии, а также министру авиации и начальнику штаба ВВС приостановить «всякое сокращение бомбардировочной авиации», не допускать «уничтожения германских самолетов, находящихся под английским контролем». В это же время он отдал приказ штабам «об отмене дальнейшей демобилизации военно-воздушных сил» и замедлении демобилизации сухопутных войск.

Эти мероприятия осуществлялись им для того, чтобы выступить при переговорах с СССР «с позиции силы», продиктовать ему свою волю, а если понадобится - вступить в войну с ним. В беседе с советским послом в Лондоне Ф. Гусевым 18.V.1945 года Черчилль говорил угрожающе: «Одно из двух или мы сможем договориться о дальнейшем сотрудничестве между тремя странами, или англоамериканский единый союз будет противостоять советскому миру»1.

Наконец, Трумэн предложил назначить созыв конференции трех держав на 15.VII.1945 года. Как стало известно позднее, эта дата не была случайной. Стремясь, подобно Черчиллю, проводить по отношению к СССР политику «с позиции силы», Трумэн дал приказ произвести 15 июля первое в истории испытание атомной бомбы.

Было также принято совместное с Черчиллем решение о применении атомной бомбы против Японии2. По приказу Трумэна была намечена и проведена варварская бомбардировка японских городов Хиросима и Нагасаки, преследовавшая не столько цель вывести Японию из войны, сколько, как писал английский профессор Блэкет, начать «холодную дипломатическую войну против России»3.

Бомба не была последним актом второй мировой войны. Она явилась одним из первых актов «холодной войны» против СССР. Это признавал государственный секретарь США Бирнс в беседе с учеными-атомниками в июне 1945 года, Бирнс утверждал: бомба «может сделать Россию более сговорчивой в Европе»4.

Англия и США надеялись, что обладание атомным оружием даст им возможность осуществить политику диктата в отношении СССР, восстановит, по словам Черчилля, «дипломатическое равновесие» на конференции трех держав и в последующее время. Узнав о планах атомного шантажа, осуществляемых Трумэном против СССР, Черчилль немедленно снял свои возражения и согласился с датой созыва конференции - 15 июля.

Он лелеял надежду на предстоящей конференции трех держав «дать бой Советскому правительству по многочисленным вопросам»5, намеревался «устроить схватку» с советскими дипломатами.

1 Советско-английские отношения, том 2, с.386;
   Переписка Председателя СМ СССР, том 1, с.318.
2 Churchill W. Op.cit., vol.VI, p.553.
3 Blacett P. Military and Political Consequences of Atomic Energy.
   London, 1948, p.127.
4 Foreign Affairs, January 1957, p.347.
5 Churchill W. Op.cit., vol.VI, p.581.