Каирская декларация

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-027Черчилль рисовал мрачную картину трудностей, связанных с осуществлением операции «Оверлорд», ставя ее в зависимость «от слабости врага», а не от степени готовности и решимости союзников осуществить операцию.

Он заявлял, что Англия может выделить для этой цели всего 16 дивизий. Черчилль безосновательно доказывал, что отвод англоамериканских частей из района Средиземного моря вызовет «депрессию у солдат» на итальянском фронте. «Оверлорд», резюмировал он, нужен, но он ставил его осуществление в зависимость от операций на Средиземном море, то есть вновь отстаивал балканский стратегический вариант.

В свою очередь Рузвельт отмечал, что «премьер Сталин придает «Оверлорду» величайшее значение, как единственной операции, заслуживающей внимания. Но логичной является проблема, в состоянии ли мы сохранить «Оверлорд» во всей его целостности и в то же время вести операции на Средиземном море».

Рузвельта, как и Черчилля, беспокоило быстрое продвижение Красной Армии на Балканы. «Что мы намерены делать в этой ситуации?» - задавался вопросом Рузвельт.

Президент и премьер вновь поручили своим штабам изучить проблему размеров и сроков военных операций в Европе и на Средиземном море в 1944 году. Начальники штабов Англии на заседаниях 24 и 26 ноября, подыгрывая Черчиллю, повторяли: «Погода может вызвать отсрочку операции «Оверлорд», помешать воздушным операциям».

В результате окончательные решения по вопросам союзной стратегии в Европе в Каире не были приняты. Рузвельт считал, что это было бы расценено СССР как недружественный акт. Прибывший на Каирскую встречу посол США в СССР А. Гарриман, докладывая на штабном совещании, отмечал: советские руководители информированы об «Оверлорде» и верят в его осуществление. «Они верят, что второй фронт будет открыт»1.

Однако Черчилль искал все новые лазейки для осуществления своих планов удушения национально-освободительного движения народов Балканских и других стран Европы. Поэтому он так рьяно отстаивал планы «балканской стратегии» и перенес свои предложения на конференцию в Тегеране.

На первой Каирской конференции между Черчиллем и Рузвельтом также обсуждался вопрос о вовлечении Турции в войну на стороне союзников. Но более детально эта проблема рассматривалась на второй Каирской конференции в начале декабря 1943 года, после окончания Тегеранской конференции.

Вторая встреча Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши состоялась 26 ноября. Была выработана заключительная декларация. Правда, было решено не публиковать ее до завершения Тегеранской конференции и одобрения документов Советским Союзом. Декларация, принятая США, Англией и Китаем, гласила: «Три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрессию Японии. Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане, чтобы территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской Республике»2.

Правда, после войны, большая часть обещаний, записанных в Каирской декларации, так и осталась на бумаге. Завершив сепаратную встречу в Каире, а она вновь подтвердила различие точек зрения США и Англии по ряду вопросов глобальной военной стратегии между американскими и английскими политиками, Рузвельт и Черчилль направились в Тегеран.

1 The Conferences at Cairo and Tehran, p.322.
2 Известия, 1943, 3 декабря.