Операция «Эврика»

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-033Вернувшись в Лондон, Черчилль снова занялся вопросом о встрече глав трех правительств. В конце сентября он писал главе Советского правительства: «Я обдумывал нашу встречу глав правительств в Тегеране». Что же надумал беспокойный английский премьер?

Условным обозначением этой операции он предлагал древнегреческое слова «Эврика» («я нашел»), а вместо слова «Тегеран» использовать шифр «Каир III». Черчилль, очевидно, отождествлял себя со знаменитым греческим ученым Архимедом, открывшим важнейший закон гидростатики.

Правда, он намеревался совершить в Тегеране не «открытие», а «закрытие» второго фронта. Для охраны делегатов и участников конференции Черчилль предлагал перебросить в Тегеран английскую и русскую бригады.

В ответном послании глава Советского правительства выразил согласие на все условные наименования, на все отвлекающие маневры, кроме переброски английской и русской бригад в район «Каир III», то есть в Тегеран. Сталин предлагал ограничиться солидной внутренней охраной.

Однако против места созыва конференции в Тегеране выступил Рузвельт, ссылаясь на некоторые особенности Конституции США и предстоящую сессию конгресса. Вместо Тегерана Рузвельт предложил Каир или столицу бывшей итальянской колонии Эритреи Асмару.

Рузвельт любезно предлагал главе Советского правительства американский корабль для встречи в каком-нибудь порту в восточной части Средиземного моря. Назывались для проведения конференции и окрестности Багдада. Датой встречи предлагалось 20-25 ноября.

Соглашаясь с датой встречи, глава Советского правительства настаивал на проведении ее в Тегеране, чтобы по телеграфу и телефону руководить военными операциями Красной Армии. В конце октября Рузвельт направил главе Советского правительства новое послание, продолжая твердо настаивать на созыве конференции в окрестностях Багдада, в Асмаре, Анкаре или Басре, на берегу Персидского залива.

«Будущие поколения сочли бы трагедией тот факт, - писал Рузвельт, - что несколько сот миль помешали Вам, господину Черчиллю и мне встретиться». Хэлл и Иден, в это время находившиеся на Московском совещании министров иностранных дел, убеждали главу Советского правительства выехать на конференцию в один из городов, предлагаемых Рузвельтом.

Поскольку Сталин продолжал доказывать, что, как Верховный Главнокомандующий, он не может направиться на конференцию дальше Тегерана, он предложил послать в любое место своего заместителя1.

Рузвельт отступил и дал согласие на встречу «большой тройки» в Тегеране, намереваясь прибыть туда 26 ноября и работать в течение 27-30 ноября. Глава Советского правительства принял этот план организации встречи.

В свою очередь Черчилль выразил готовность встретиться в любом месте, в любое время. Он предлагал пригласить в Тегеран Чан Кайши, но глава Советского правительства настаивал на встрече руководителей только трех правительств - СССР, США и Англии.

1 Переписка Председателя Совета Министров, том 2, с.108.