Декларация о всеобщей безопасности

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-036В конце октября в Москве впервые за годы второй мировой войны состоялась встреча министров иностранных дел СССР, США и Англии. На конференции, происходившей в доме приемов на Спиридоньевке (ныне улица Алексея Толстого), помимо 12 пленарных заседаний имели место личные встречи министров иностранных дел.

Главное внимание было уделено вопросу военного сотрудничества трех держав, тому, какие меры должны быть приняты для сокращения сроков войны против Германии и ее сателлитов в Европе1. Советская делегация четко поставила вопрос: будут ли в 1944 году выполнены данные в начале июня 1943 года повторные обещания Черчилля и Рузвельта относительно вторжения англоамериканских сил в Северную Францию2? Опасения Советского правительства не были беспочвенными.

Черчилль инструктировал находящегося на конференции Идена поставить операцию «Оверлорд» в зависимость от «нужд итальянской кампании», намеревался по-прежнему торчать с английскими и американскими армиями в узком «голенище» итальянского сапога3, не выходить в долину реки По. Однако это решение не зависело от Черчилля, а определялось успехами Красной Армии, громившей врага. В конце концов, министры иностранных дел США и Англии подтвердили решение Квебекской конференции об открытии второго фронта в 1944 году.

Важным решением конференции явилась декларация о всеобщей безопасности после войны, позднее составившая некоторую основу устава Организации Объединенных Наций.

Державы, участвовавшие в войне против гитлеровской Германии, условились вести ее до победы и продолжать тесное сотрудничество после войны. Для этого они признали необходимым учреждение всеобщей международной организации для поддержания мира и безопасности.

Декларация об Италии, принятая конференцией, определяла политику правительств СССР, США и Англии, которая привела бы к полному уничтожению фашизма и установлению в стране демократического режима. Декларация об Австрии предусматривала необходимость восстановления «свободной и независимой Австрии».

В то же время в ней говорилось о ее ответственности за участие в войне на стороне гитлеровской Германии. Во время конференции министры опубликовали декларацию Рузвельта, Черчилля и Сталина об ответственности гитлеровцев за совершаемые преступления. США, Англия и СССР, выступив в интересах 32 государств Объединенных Наций, заявляли и предупреждали, что германские офицеры и солдаты, члены нацистской партии, ответственные за зверства, убийства и казни, творимые гитлеровскими войсками во многих странах, захваченных ими, будут судимы и наказаны на месте своих преступлений.

Это было грозным предупреждением не только фашистским преступникам, но и тем, кто еще не обагрил свои руки кровью невинных жертв. Декларация не затрагивала вопроса о главных военных преступниках, подлежавших наказанию совместным решением правительств союзных государств.

Таким образом, по некоторым вопросам Московской конференцией министров иностранных дел были приняты важные решения, по другим - определены основные принципы, по третьим - произошел лишь обмен мнениями. Покидая гостеприимную Москву и высоко оценивая итоги встречи министров трех стран, Иден говорил: «Пока мы трое вместе - нет ничего, что мы не могли бы осуществить. Если мы не будем вместе, то не будет ничего, что мы сможем осуществить».

Это была справедливая оценка значения совместного сотрудничества СССР, США и Англии. Как бы хотелось напомнить ее современным американским и английским политикам из партий консерваторов и лейбористов, демократов и республиканцев. Московская конференция способствовала созыву Тегеранской конференции, «явилась, - как писал А. Верт, - ее репетицией».

1 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны,
   том 1, с.358.
2 Переписка Председателя Совета Министров, том 2, с.68.
3 Churchill W. Op.cit., vol.V. Boston, 1951, p.254.
3 Берт А. Россия в войне 1941-1945. М., 1967, с.542.