Балканская стратегия Черчилля

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-027В октябре 1942 года глава Советского правительства И.В. Сталин писал советскому послу в Лондоне: «У нас у всех в Москве создается впечатление, что Черчилль держит курс на поражение СССР, чтобы потом сговориться с Германией Гитлера или Брюнинга за счет нашей страны. Без такого предположения трудно объяснить поведение Черчилля по вопросу о втором фронте в Европе, по вопросу о поставках вооружения для СССР, которые прогрессивно сокращаются»1.

Зажигая «Факел» в Африке, упорно отказываясь открыть фронт в Северной Франции, нарушая принятые обязательства, Черчилль одновременно развивал идею «балканской или средиземноморской стратегии».

В Средиземноморье, по меткому выражению де Голля, «Англия защищала уже завоеванные позиции как в Египте и вообще в арабских странах, так и на Кипре, на Мальте, в Гибралтаре; предполагалось овладеть новыми позициями в Ливии, Сирии, Греции, Югославии. Вот почему Великобритания старалась направить англо-американское наступление в сторону этого театра»2.

Настойчиво выступая за «балканский вариант» открытия второго фронта, Черчилль руководствовался не военными, а политическими соображениями. Он стремился преградить путь Красной Армии на Балканы, не допустить здесь роста демократических движений, укрепить позиции Англии в Средиземном море, сохранить ее господство на Ближнем Востоке.

«Всякий раз, когда премьер-министр настаивал на вторжении через Балканы, - говорил Ф. Рузвельт своему сыну Эллиоту, - всем присутствовавшим было совершенно ясно, чего он хочет. Он хочет врезаться клином в Центральную Европу, чтобы не пустить Красную Армию в Австрию и Румынию и даже, если возможно, в Венгрию»3.

Это был старый, версальский план создания «санитарного кордона» против СССР в Центральной Европе и на Балканах4. Черчилль признавал, что он рассчитывал на Балканах вбить «клин союзных армий между Европой и Советской Россией».

В основе «балканской стратегии» английских политиков, по словам американского обозревателя Болдуина, лежала «надежда на блокаду России»5. По образному выражению американского журналиста Ральфа Ингерсолла, «Балканы были тем магнитом, на который, как бы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии»6.

Выдвижение «балканской стратегии» обусловливалось и тем, что Англия, готовясь выступать на второстепенных направлениях, сохранила бы свои силы для наступления на Германию. «Балканская стратегия» вела к затягиванию войны, к увеличению потерь в войсках антифашистской коалиции.

Лживая формула Черчилля, назвавшего неприступные и легко обороняемые горные перевалы Балкан со слабой сетью дорог, места, удаленные от жизненных центров Германии, «уязвимым подбрюшьем Европы», была лишь прикрытием его коварных планов.

1 Советско-английские отношения, том 1, с.294.
2 Голль Ш. де. Военные мемуары, том 1. М., 1960, с.12.
3 Рузвельт Э. Его глазами. М., 1947, с.186-187.
4 История второй мировой войны 1939-1945, том 6. М., 1977, с.27.
5 Atlantic Monthly, January 1950, p.34.
6 Ингерсолл Р. Указ, соч., с.94.