Отказ правительств Англии и США от обязательств

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-030Черчилль обещал после завершения операций в Северной Африке ударить по «брюху гитлеровской Европы».

Иллюстрируя свою мысль, он рисовал крокодила и объяснял с помощью этого рисунка советским руководителям, как англичане намереваются атаковать мягкое брюхо крокодила. Отказ правительств Англии и США от торжественного обязательства-клятвы открыть второй фронт в 1942 году был сильнейшим ударом по военно-стратегическим планам СССР.

«Легко понять, указывало Советское правительство в меморандуме Черчиллю 13 августа, что отказ Правительства Великобритании от создания второго фронта в 1942 году в Европе наносит моральный удар всей советской общественности, рассчитывающей на создание второго фронта, осложняет положение Красной Армии на фронте и наносит ущерб планам Советского Командования»1.

Советское правительство считало, что в 1942 году создались благоприятные условия для открытия второго фронта, поскольку почти все лучшие силы немецких войск отвлечены на Восточный фронт, в Европе оставались незначительные, и притом худшие, силы. Однако, «вопреки рассудку», Черчилль в памятной записке, направленной Советскому правительству, заявил об окончательном отказе Англии и США открыть второй фронт в Европе в 1942 году.

Незначительные операции союзников в Африке он пытался изобразить как второй фронт. Кроме того, Черчилль цинично заявлял, что все разговоры относительно англо-американского вторжения в Европу в 1942 году ввели противника в заблуждение и сковали его силы на побережье Канала.

Черчилль и здесь лгал: если к 01.01.1942 года на советско-германском фронте было сосредоточено 70 процентов сухопутной германской армии, то к 1 июля на Востоке, против СССР, находилось свыше 76 процентов германских войск. Черчилль не преминул воспользоваться напряженным положением, создавшимся для СССР в период битвы на Волге, чтобы получить согласие Советского правительства на ввод десятой английской армии в Закавказье.

Рузвельт одобрил эти планы. Однако из этой попытки Англии приблизиться к советской нефти ничего не вышло. Поездка в Москву укрепила мнение Черчилля, что советские армии выстоят, они успешно перемалывают гитлеровские армии и с помощью можно не спешить.

Черчилль даже заключил пари с начальником имперского генерального штаба Бруком, утверждая, что немцы не захватят Баку. Каждую неделю на заседании кабинета он «подшучивал над ним», спрашивая, кто же выиграет пари. Черчилль шутил в обстановке, полной трагизма для советского народа.

Грубо нарушая межсоюзнические обязательства, правительство Черчилля приняло осенью 1942 года новое вероломное решение: отказаться от посылки северным путем конвоев в СССР до 1943 года. Об этом Черчилль, примирившись со «своей совестью», сообщил Советскому правительству.

Черчилль наносил все новые и новые удары, но не по врагу, а по своему союзнику. Мюнхенская политика периода войны, стремление Англии и США вести войну чужими руками по-прежнему превалировали в стратегии Черчилля и Рузвельта.

Советский Союз продолжал по-прежнему один на один войну с фашистской Германией и ее сателлитами. Советский народ своей кровью расплачивался за вероломство западных политиков.

1 Переписка Председателя Совета Министров СССР…, том 1, с.74.