Операция «Юпитер», как альтернатива плану «Кузнечный молот»

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-035Военная обстановка на советско-германском фронте создавала союзникам, все возможности для открытия второго фронта.

Советский Союз по-прежнему оттягивал на себя основные военные силы фашистской Германии. Гигантские битвы на юге СССР сковали фашистские армии. К концу июня на советско-германском фронте действовало 237 дивизий врага, из них 184 немецкие.

В то же время на Западе было всего 29 потрепанных дивизий, не имевших транспорта и оборонявших побережье протяженностью свыше 2100 км. В это время Англия располагала 99 дивизиями, из них 45 дислоцировались в метрополии. США имели 73 дивизии. Эти огромные силы практически бездействовали: военными операциями были заняты только 23 американские и английские дивизии.

Отсутствие второго фронта давало возможность фашистскому командованию безбоязненно перебрасывать свои войска с Запада на Восточный фронт: оно было уверено, что Англия и США не нанесут Германии удар с тыла. Более того, немцам прямо сообщалось, и это признавалось в английском парламенте, что операции на Западе проводиться не будут.

Об этом их информировал старый мюнхенец, посол Англии в США Галифакс. «Члены военного кабинета, заявил в парламенте лейбористский депутат Эньюрин Бивен, без всяких причин периодически заверяют противника, что он ни на одном участке атакован не будет»1.

Советский народ истекал кровью. Народные массы Англии и США настойчиво требовали открыть второй фронт. Однако Черчилль и Рузвельт, хотя последний действовал более осторожно, проводя свою стратегическую линию, считали открытие второго фронта в Европе преждевременным.

Стратегия Черчилля и Рузвельта предусматривала, с одной стороны, сохранение советско-германского фронта, а с другой - стремление не допустить быстрого разгрома Германии и укрепления сил Красной Армии. Хотя Красная Армия, сражавшаяся на юге страны против перешедших в наступление немцев, отступала, тем не менее, силы немецкой армии, полагали они, перемалывались.

Равновесие на Восточном фронте, по их мнению, не было нарушено. Английская разведка 09.VI.1942 года доносила Черчиллю: «Положение на Восточном фронте таково, что можно ожидать любого исхода, и поэтому трудно сказать, какой из противников потерпит поражение. Если немцы поймут, что, с одной стороны, им угрожает новая зимняя кампания в России, а с другой - англо-американское вторжение на Западе, то катастрофа может, как и в 1918 году, разразиться с потрясающей быстротой»2.

В июне 1942 года, едва успела вылететь из Лондона советская делегация, Черчилль выдвигает один за другим проекты борьбы с фашистской Германией. Здесь была и операция «Юпитер» - план вторжения в Северную Норвегию, как альтернатива плану «Кузнечный молот» (это был план атаки на Брест или Шербур в 1942 году), и его любимый план «Джимнаст», предусматривавший операции во французской Северной Африке.

Для осуществления этих замыслов в ход были пущены и дипломатия премьера, и усилия имперского генерального штаба.

1 Parliamentary Debates. House of Commons, 1941, vol.374, col.1240-1241.
2 Мэтлофф М., Снелл Э. Стратегическое планирование
   в коалиционной войне 1941-1942 годов. М., 1955, с.276.