Полная договоренность о создании второго фронта

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-038В конце мая 1942 года по приглашению американского и английского правительств сначала в Лондон, а затем в Вашингтон направилась советская делегация во главе с наркомом иностранных дел В.М. Молотовым.

Самолет-бомбардировщик, летевший из Москвы в Лондон, пересек линию фронта, Данию и благополучно приземлился на одном из английских аэродромов. Делегация была тепло встречена в Лондоне.

Черчилль предоставил ее главе свою резиденцию Чекерс, на время переселившись в Стори-Гейт-Аннекс. Главными задачами советской делегации были согласование единой, коалиционной стратегии - обсуждение жизненно важной проблемы открытия второго фронта в 1942 году, укрепление антифашистской коалиции путем заключения договоров между СССР и Англией1.

Во время переговоров, начавшихся 21 мая (в них участвовали с английской стороны У. Черчилль, А. Иден, К. Эттли, А. Кадоган), советская делегация охарактеризовала положение на советско-германском фронте и сообщила об ожидавшихся летом крупных сражениях. Немцы, сосредоточившие основные силы и ресурсы на советско-германском фронте, могли добиться перевеса. Поэтому, говорил глава делегации, «Советское правительство считает вопрос о втором фронте актуальным и срочным».

На специальном заседании 22 мая с участием начальников штабов глава советской делегации спросил, «могут ли союзники Советского Союза, и в первую очередь Великобритания, оттянуть с нашего (имеется в виду советско-германского) фронта летом и осенью 1942 года хотя бы 40 германских дивизий и связать их. Если это будет сделано, тогда вопрос разгрома Гитлера был бы решен в 1942 году».

В ответ на это Черчилль демагогически заявлял о необходимости помощи «доблестным русским армиям», о желании сразиться с врагом возможно скорее, о том, что «мы и США сделаем все, что физически возможно, чтобы пойти навстречу русскому правительству». В то же время он усиленно доказывал невозможность открыть второй фронт в 1942 г., аргументируя то недостатком десантных судов, то силой фашистской авиации2.

Черчилль снова предпочитал отсиживаться за Ла-Маншем. Правда, переговоры привели к подписанию 26.V.1942 года договора «О союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны», заменившего соглашение 1941 года.

Договор укреплял боевой союз СССР и Англии в суровой борьбе против общего врага и обеспечивал сотрудничество после победы. Приветствуя его в парламенте, лидер либералов Ллойд Джордж заявил:

- Если бы этот договор был подписан несколько лет тому назад, война не могла бы вспыхнуть!3

- Договор, - восклицал Черчилль, - порука разгрома наших врагов.

Договор отражал лучшие чаяния народов СССР, Англии и других стран, боровшихся с фашистскими агрессорами. После заключения договора советская делегация 27.V.1942 года вылетела через Исландию, Лабрадор в Вашингтон.

Во время переговоров в Белом доме с Рузвельтом, Хэллом, Гопкинсом, Маршаллом, Кингом глава советской делегации В.М. Молотов поставил прямой вопрос об открытии второго фронта. Молотова интересовало, смогут ли США и Англия предпринять такие наступательные действия, которые отвлекут 40 германских дивизий.

Если ответ будет утвердительным, исход войны будет решен в 1942 году. Если же он будет отрицательным, Советский Союз будет продолжать борьбу в одиночестве, делая все, что в его силах.

1 Советско-английские отношения, том 1, с.224.
2 Churchill W. Op.cit., vol.IV, p.299.
3 Parliamentary Debates. House of Commons, 1942, vol.380, col.1354.