Заявление Черчилля о поддержке в войне

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-05521 июня, прогуливаясь по крокетной площадке в саду Чекерса, У. Черчилль делился своими мыслями с Колвиллом. «Надежды Гитлера, говорил Черчилль, заручиться содействием правых в Англии и США, упования на их помощь в войне с СССР ошибочны. Наоборот, Англия окажет всемерную помощь СССР».

Утром 22 июня ему сообщили о вторжении Гитлера в Россию. Это известие вызвало у британского премьера чувство облегчения, радости, поскольку он понимал, что после вступления в войну СССР Англия «уже больше не одинока»1.

Немедленно он вызвал к себе наиболее близких членов военного кабинета - Идена, министра военного снабжения лорда Бивербрука, а также английского посла в Москве Стаффорда Криппса. Черчилль не счел необходимым советоваться со всеми членами военного кабинета, и на узком совещании было решено выступить с заявлением о поддержке СССР в войне с фашистской Германией. Выступление премьера должно было состояться в 21.00 час.

Однако, в ходе подготовки заявления обнаружились расхождения в оценке способности Советской страны к отражению фашистской агрессии. И только за 20 минут до начала выступления Черчилля текст заявления был окончательно согласован2.

У. Черчилль обрушился на «жестокий, алчный фашистский режим» с его стремлением к расовому господству. «Я вижу, - говорил он, - русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу десятки тысяч русских деревень и как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина».

«Опасность, угрожающая России, - продолжал он, - это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, - это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара. Его (имеется в виду Гитлера) вторжение в Россию - это лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова».

В сложившейся исторической обстановке нацистская Германия представляла смертельную угрозу для Британской империи. «У нас, - говорил далее Черчилль, - лишь одна-единственная жизненная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, наши враги. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем».

Черчилль закончил свою речь словами о решимости Англии сражаться с Гитлером на суше, на море и в воздухе, избавить «землю от самой тени его», «бороться сообща, сколько хватит сил и жизни». В свою очередь министр иностранных дел Великобритании А. Иден днем 22 июня заявил советскому послу в Лондоне И. Майскому, что «нападение Германии на СССР носит характер самой явной и оголтелой агрессии», что «ни о каком мире между Англией и Германией не может быть и речи»3. В заключение он сказал: «Это начало конца для Гитлера».

Помогая СССР, Англия спасала свою независимость и суверенитет, защищала себя от фашистского порабощения. Подобные же мотивы определяли политику и Соединенных Штатов в отношении Советского Союза.

1 Thompson W. Assignment. Churchill. New York, 1961, p.215.
2 Churchill W. Op.cit., vol.III, p.331.
3 Советско-английские отношения во время Великой Отечественной
   войны 1941-1945, том 1. М., 1983, с.46, 47.