Сообщения о нападении накануне войны

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-059Советское правительство продолжало соблюдать величайшую осторожность, предотвращать возможные провокации со стороны фашистской Германии, «одновременно принимая необходимые меры по приведению Вооруженных Сил СССР в полную боевую готовность»1.

Поздно вечером 21 июня состоялась беседа наркома иностранных дел СССР с немецким послом в Москве Шуленбургом. Советское правительство сделало еще одну попытку завязать переговоры с Берлином о состоянии отношений с Германией.

Нарком снова напоминал Шуленбургу «о слухах о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом». Его интересовало, чем вызвано нынешнее положение в отношениях между двумя странами, а также массовый отъезд из Москвы в последние дни сотрудников германского посольства и их жен2.

Шуленбург не ответил. Вечером 21 июня он получил телеграмму от Риббентропа, в которой говорилось: «По получении этой телеграммы весь шифрованный материал подлежит уничтожению. Радиостанцию надо привести в негодность». В свою очередь Риббентропу предписывалось сообщить Советскому правительству об объявлении войны СССР3. Риббентроп сделал это, когда война уже началась.

В этот же день советский посол в Берлине, добивавшийся приема у Риббентропа, не был им принят. Вместо него посла принял статс-секретарь Вейцзекер. Посол вручил ноту протеста против нарушения советской границы германскими самолетами. Вейцзекер, зная о близкой войне с СССР, нагло отрицал очевидные факты.

До начала вероломного нападения Германии на СССР оставались считанные часы. За это время были получены новые данные, неопровержимо свидетельствовавшие, что события развернутся ранним утром 22 июня. Так, в 23 часа на 4-м участке, занимаемом Владимир-Волынским погранотрядом, был задержан немецкий солдат 222-го саперного полка Альфред Дисков. Он сообщил командованию отряда, что в ночь с 21 на 22 июня немецкая армия перейдет в наступление4.

Подобно А. Лискову, покинули свои воинские подразделения и сообщили о готовящемся нападении на СССР немецкие коммунисты Ганс Циппель, Макс Эммендерфер и Франц Гольд. О грозящей СССР опасности предупредили советские органы члены экипажа самолета Ю-88 Герман, Кратц, Шмидт и Аппель, посадившие свою машину на аэродроме в Киеве за несколько часов до начала войны5.

Вечером 21 июня начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант Пуркаев сообщал: «Немецкие войска выходят в исходные районы для наступления, которое начнется утром 22 июня»6. О скором нападении Германии на СССР сообщали и перебежчики, пробравшиеся к командованию Дунайской военной флотилии7.

Рано утром 22 июня в воинских частях немецко-фашистской армии, стянутых к границам СССР, был зачитан приказ Гитлера о начале войны с СССР. Немедленно после этого унтер-офицер Вильгельм Шульц, коммунист из Эйзенаха, бросился вплавь через Буг к советским пограничникам. Гитлеровцы открыли огонь. Хотя Шульц был смертельно ранен, он успел выбраться на советский берег.

«Друзья, - сказал он советским пограничникам, - я - коммунист. Сейчас начнется война. На вас нападут, будьте бдительны, товарищи!»8. Шульц выполнил свой долг коммуниста-интернационалиста. За полчаса до нападения фашистской Германии на СССР он скончался.

1 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945,
   т. 1, с. 404.
2 История дипломатии, том IV, с.180.
3 Churchill W. Op.cit., vol. III, p.327-328.
4 Пограничные войска СССР 1939 - июнь 1941, с.404.
5 Абросимов П.А. 300 метров от Бранденбургских ворот. М., 1983, с.92.
6 Жуков Г.К. Указ, соч., с.232.
7 Военно-исторический журнал, 1962, №6, с.80.
8 Розанов Г. Указ, соч., с.81.