Программа госдепартамента о советско-американских отношениях во время войны

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-005Теплым августовским вечером 1940 года в одном из берлинских театров состоялась встреча коммерческого атташе Соединенных Штатов Америки Вудса, связанного с разведкой США, с одним из подданных «третьего рейха».

Немец принадлежал к высшему свету, был прочно связан с директором Рейхсбанка Шахтом, имел доступ к верховному командованию вермахта, но - что особенно важно - являлся членом антигитлеровской оппозиции. Во время секретной встречи он незаметно передал Вудсу листок бумаги.

Когда Вудс пришел домой и развернул записку, то прочел следующие слова: «В главной ставке Гитлера происходили совещания относительно подготовки войны против России». Вудс немедленно направил эту информацию в государственный департамент США.

Сведения были столь сенсационными, что к ним отнеслись, как писал тогдашний государственный секретарь США Хэлл, с недоверием, поскольку Гитлер вел ожесточенную войну против Англии1. Все же Вудсу было поручено тщательно изучить новые планы Гитлера.

В январе 1941 года, вскоре после принятия плана «Барбаросса», информатор Вудса передал ему копию документа. Государственный департамент получил подтверждение информации Вудса и по другим каналам.

О подготовке фашистской Германией нападения на СССР было доложено президенту Ф.Д. Рузвельту. Затем было решено сообщить советскому послу в Вашингтоне Умайскому об агрессивных планах Гитлера в отношении СССР.

01.III.1941 года заместитель государственного секретаря Уэллес вызвал Уманского и познакомил его с материалами, полученными через Вудса. Как вспоминал Хэлл, посол молча выслушал его и после короткой паузы поблагодарил правительство США за исключительно ценную информацию, заявив, что он немедленно сообщит обо всем Советскому правительству2.

20 марта Уэллес подтвердил К. Уманскому свое сообщение от 01 марта, дополнив его рядом новых сведений. Это были одни из самых первых предупреждений СССР по дипломатическим каналам, исходившие из Соединенных Штатов Америки.

Поскольку сообщения, поступающие из Восточной Европы, не исключали возможности возникновения войны между Германией и Советским Союзом в ближайшее время, то буквально за день до нападения фашистской Германии на СССР, 21.VI.1941 года, государственный департамент сформулировал проект программы будущего в советско-американских отношениях.

В нем говорилось: «В том случае, если вспыхнет война, мы считаем, что наша политика в отношении Советского Союза должна быть следующей:

1) Мы не должны делать предложения Советскому Союзу или давать советы, если СССР не обратится к нам.

3) Если Советское правительство непосредственно обратится к нам с просьбой о помощи, нам следует, не нанося серьезного ущерба нашим усилиям по обеспечению готовности страны, ослабить ограничения на экспорт в Советский Союз, разрешив ему получать самые необходимые военные поставки.

6) Мы не должны давать заранее обещаний Советскому Союзу относительно помощи в случае германо-советского конфликта».

Эта программа позднее будет воплощаться в советско-американских отношениях в начальный период Великой Отечественной войны.

1 Hull C. Memoirs, vol.II. New York, 1948, p.966-968.
2 Foreign Relations of the USA, 1941, vol.I, p.714.