Главное препятствие для мирового господства

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-030Из результатов бесед, со стороны Советского правительства зондаж не завершился, да и не мог завершиться каким-либо соглашением с фашистской Германией или вовлечением СССР в систему Берлинского пакта.

И не потому, что этого не хотел Гитлер: чтобы глубже замаскировать подготовку нападения на СССР, он пошел бы на широкое «соглашение» между советской и германской сторонами. Соглашение с Германией не было подписано потому, что Советский Союз не мог пойти на сговор с агрессором.

Допустим ли был со стороны Советского правительства такой политический зондаж позиции потенциального противника? Не только допустим, но и представлял прямую политическую необходимость.

Подлинная мудрость государственной политики состоит не только в том, чтобы своевременно распознавать опасные для государства тенденции, но и в том, чтобы активно противодействовать им всеми имеющимися в арсеналах политики и дипломатии средствами. После поездки В.М. Молотова в Берлин Советское правительство не возвращалось, к каким-либо беседам по этим вопросам, несмотря на неоднократные напоминания Риббентропа1.

Советское правительство, идя на берлинские беседы, стремилось использовать все возможные средства, чтобы, если не удастся предотвратить войну, как можно дольше оттянуть столкновение с фашистской Германией, выиграть драгоценное время для укрепления политической, военной и экономической мощи СССР.

Правда, в конце ноября 1940 года германскому послу в Москве Шуленбургу было сообщено, что условием продолжения переговоров, начатых в Берлине, должно быть немедленное осуществление Германией вывода своих войск из Финляндии, обеспечение безопасности СССР путем заключения пакта о взаимопомощи с Болгарией. По поводу телеграммы Шуленбурга Гитлер заявил Гальдеру: «Россию надо поставить на колени, как можно скорее»2.

Ход берлинских переговоров «окончательно укрепил Гитлера в его убеждении, что Советский Союз является главным препятствием на пути фашистской Германии к мировому господству»3.

Гитлер, правда, лгал, что после отъезда Молотова из Берлина он «принял решение свести счеты с Россией, как только позволят климатические условия». В действительности решение о нападении на СССР было принято до берлинских переговоров.

Касаясь оценки берлинских переговоров, английский посол в Москве Стаффорд Криппс доносил в Лондон, что «результаты встречи были отрицательными», что «русские хотели сохранить свободу действий и не реагировали на усилия Гитлера, направленные на достижение сотрудничества (имеется в виду с СССР)»4.

1 Фальсификаторы истории (Историческая справка), с.70, 71.
2 Бережков В.М. Указ, соч., с.33.
3 История внешней политики СССР 1917-1945, том 1, с.410.
4 Woodward L. British Foreign Policy in the Second World War,
   vol.I. London, 1962, p.520.