Опыт Наполеона. Завещание Шлиффена.

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-049На секретном совещании в рейхсканцелярии 21 июля Гитлер категорически заявил: «Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции»1.

Именно на этом совещании в государственном масштабе было утверждено решение о нападении на Советскую страну. Впервые вопрос о войне с СССР был поставлен на почву оперативных расчетов.

Здесь же главнокомандующий сухопутными силами Германии Браухич получил приказ подготовить план войны против СССР, учитывая, что нападение будет предпринято через 4-6 недель после окончания сосредоточения войск. По мнению Браухича, для разгрома 50-70 русских дивизий, являвшихся боеспособными, требовалось не более 100 дивизий.

Разработка оперативного плана нападения на Советский Союз была поручена начальнику штаба сухопутных войск Гальдеру, а тот в свою очередь возложил эту обязанность на командующего 18-й армией генерал-фельдмаршала Кюхлера и начальника штаба этой армии генерал-майора Эриха Маркса, «специалистов по России», находившихся для этой цели в распоряжении высшего командования сухопутных сил2.

Эта армия была придвинута к советским границам. По детально разработанному оперативному плану войны против СССР главный удар наносился на Москву. Обсуждался вариант нанесения главного удара и на юге СССР3.

Как свидетельствуют Браухич и Йодль, Гитлер полагал первоначально войну против СССР начать уже осенью 1940 года. Это мнение разделяли многие фашистские генералы. Однако позднее Гитлер отказался от этого плана: Германия еще не была готова к войне с СССР.

К этому времени, по свидетельству Варлимонта, не могло быть завершено развертывание фашистских армий у границ СССР, отсутствовали необходимые предпосылки в Польше: не были подготовлены железные дороги, казармы, мосты, не налажена связь, не построены аэродромы. Кроме того, приближались осень и зима.

Гитлер не хотел повторения ошибок Наполеона, по его мнению, проигравшего русский поход из-за сильных морозов. Правда, Гитлер старался не вспоминать пророческого предсказания более дальновидного германского политика генерала Гренара, писавшего в книге «Завещание Шлиффена»: «Кто хочет познать стратегический характер восточного театра действий, тот не должен пройти мимо исторических воспоминаний.

У врат огромной равнины между Вислой и Уралом, вмещающей одно государство и один народ, стоит предостерегающая фигура Наполеона I, чья судьба должна внушать всякому нападающему на Россию жуткое чувство перед наступлением на эту страну».

Первый этап выработки новых стратегических решений, связанных с подготовкой войны не только против Англии, но и против СССР, начатый в мае 1940 года, завершился 31 июля секретным совещанием в ставке Гитлера в Бергхофе. Это совещание, на котором присутствовали высшие военные и руководители фашистского рейха - Кейтель, Браухич, Йодль, Гальдер, адмирал Редер, имело решающее значение в определении дальнейшего направления фашистской агрессии.

Гитлер обратился к генералам с речью о необходимости начать войну против Советского Союза. Чтобы победить Англию, говорил он, необходимо разгромить Советский Союз. Надеждой Англии являются Россия и Америка.

Если Россия будет разгромлена, - говорил Гитлер, - Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Поэтому он и предложил к весне 1941 года ликвидировать Россию.

Над Гитлером, как в свое время над австрийским канцлером Кауницем и «железным канцлером» Бисмарком, довлел «кошмар коалиций», на сей раз коалиции в составе Англии, СССР и Соединенных Штатов Америки, направленной против Германии. Чтобы не допустить ее создания, надо было, прежде всего, вывести из строя главного потенциального участника - Советский Союз.

По предложению фельдмаршала Кейтеля, начальника штаба верховного главнокомандования, настойчиво твердившего о трудностях осенне-зимней кампании в СССР, было решено осуществить нападение на Советскую страну в мае 1941 года.

1 Гальдер Ф. Военный дневник, том 2. М., 1969, с.60.
2 Нюрнбергский процесс, том 1, с.373.
3 Проэктор Д. Указ, соч., с.379-380.