Польская трагедия

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-023Польский народ, вступивший в справедливую борьбу за спасение своей страны, национальное существование, преданный, как своими политическими деятелями, так и западными державами, оказался в трагическом положении.

Реакционные руководители Польши готовили вооруженные силы, строили укрепления и аэродромы на восточной границе только для войны против СССР1. Они также рассчитывали, что германская агрессия будет направлена против Советского Союза, а Польша присоединится к антисоветскому походу.

Поэтому ими было отвергнуто предложение СССР о заключении пакта о взаимной помощи, они не приняли своевременных мер к укреплению обороны на западе. Польское военное командование вплоть до весны 1939 года не имело плана обороны на западе.

Лишь после того как фашистская Германия потребовала передачи ей Гданьска и «Коридора», польский генеральный штаб спешно составил план, кстати сразу же ставший известным в Берлине. Определенную роль сыграла и уверенность в том, что Германия не нападет раньше 1944 года, когда истекал срок действия германо-польского договора 1934 года «о мирном разрешении споров».

Авторы плана исходили из того, что в случае нападения Германии на помощь Польше придут Англия и Франция. Правительства этих стран обязались начать наступление на Западе на 15-й день войны, а бомбардировку Германии немедленно.

Однако в те дни, когда польский народ героически, в неравных схватках сражался с превосходящими силами гитлеровцев, западные союзники не бросили в бой против немецких войск ни одного солдата, укрывшись в укреплениях «линии Мажино».

Англия и Франция вступили в войну с Германией с целью обеспечения своих собственных интересов, для сохранения своего великодержавного положения. Они «отстаивали свои империалистические позиции и колониальные владения, добивались устранения Германии как опасного конкурента».

Не желая вести военные действия против германских войск, французское командование отдало по радио приказ, запрещавший обстреливать немецкие позиции. Английский военно-морской флот, значительно превосходивший германский, даже не попытался помешать фашистским кораблям совершать свои операции на Балтике.

Английское командование отдало приказ о запрещении бомбардировки военных объектов Германии. Правда, английские и французские самолеты появлялись над Германией, но только затем, чтобы сбрасывать не бомбы, а листовки2.

Характеризуя позицию Англии в период германо-польской войны, видный деятель лейбористской партии Хью Дальтон признавал: поляков мы «предали, обрекли на смерть, а сами ничего не сделали, чтобы помочь им»3. Ни Чемберлен, ни Даладье не принимали польских послов в Лондоне и Париже, добивавшихся ответа на вопрос, какая же помощь будет оказана Польше в соответствии с обязательствами Англии и Франции4.

Польская военная миссия, прибывшая в Лондон в день объявления Англией войны Германии, целую неделю ждала приема у начальника имперского генерального штаба генерала Айронсайда (в годы гражданской войны Айронсайд возглавлял английскую интервенцию на севере Советской России).

Наконец, приняв поляков, он заявил, что английский генеральный штаб не имеет никакого плана помощи Польше, и советовал полякам закупать оружие в нейтральных странах! Потом Айронсайд пообещал выделить 10 тысяч устаревших винтовок «Гочкисс», 15-20 млн. патронов к ним и доставить все это через 5-6 месяцев!

Но ни танков, ни зенитной и противотанковой артиллерии, ни истребителей, которые так нужны были Польше, Англия не обещала5. Фактически Польша не получила от нее ни одной винтовки, ни одной бомбы6.

1 Фомин В. Указ, соч., с.598.
2 Архив внешней политики СССР, ф.069, оп.23, д.1, п.66, л.57.
3 Dalton H. The Fateful Years. 1931-1945. London, 1957, p.272.
4 История дипломатии, том IV. M., 1975, с.6.
5 Станевич М. Сентябрьская катастрофа. М., 1953, с.229.
6 Taylor A. Op.cit., p.271.