Нерешенные проблемы между Англией и Германией

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-030Когда германская военная колесница безостановочно катилась на Восток, а на заседании британского кабинета вновь обсуждалась угроза нападения фашистской Германии на Польшу, Н. Чемберлен заявил, что, по его мнению, относительно вопроса о Гданьске «внимание должно быть направлено на политические действия с целью обеспечить передышку, а не на военные меры»1.

Чемберлен выражал готовность «обсудить все нерешенные проблемы на основе более широкого и полного взаимопонимания между Англией и Германией»2. В свою очередь французский министр иностранных дел Боннэ направил в Варшаву телеграмму, советуя польскому правительству не прибегать к оружию в случае захвата Данцига Германией3.

Это был очередной Мюнхен, на сей раз для Польши. За месяц до вероломного нападения фашистской Германии на Польшу, 02.VIII.1939 года, английские министры собрались на очередное заседание. На нем Галифакс весьма недвусмысленно заявил, что Англия не намерена воевать из-за Польши, из-за Данцига. «Истинное положение Данцига, само по себе, не должно рассматриваться как casus belli (повод к войне)»4.

Нельзя не поражаться поистине беспрецедентному явлению: в период напряженнейшей международной обстановки, когда пожар мировой войны мог забушевать в любой момент, английские министры хранили поразительную беспечность и благодушие. Со 2 по 22 августа, у самого порога войны, английский кабинет не собирался ни разу! Министры отдыхали на курортах Гастингса и Брайтона, Рамсгейта и Маргейта, охотились в горах Шотландии, на ее живописных озерах, бродили, как это было с секретарем кабинета лордом Бриджесом, по долинам и лесам Уэльса.

Катастрофический рост угрозы войны заставил все же флегматичных, спокойных английских министров вернуться из внеочередных «отпусков» и собраться 22 августа - буквально за 10 дней до начала войны - на очередное, 41-е в этом году заседание. Совещание министров на сей раз началось в 15.00 часов, а не утром, как обычно. Открывая заседание, Н. Чемберлен охарактеризовал политическое положение в мире как «очень серьезное». По-прежнему английские министры продолжали подталкивать польских политиков на сделку с Гитлером, то есть добровольно передать им Гданьск.

Галифакс сообщил членам кабинета весьма «достоверную информацию», согласно которой «Германия имеет в виду напасть на Польшу или 25, или 28 августа». И, тем не менее, английские министры, сам премьер не приняли никакого решения о самых неотложных мерах для противодействия фашистской Германии, не отдали приказа имперскому генеральному штабу о приведении страны в боевую готовность. Они лишь ограничились принятием предложения Н. Чемберлена о посылке очередного послания Гитлеру - либо прямо, либо через эмиссара.

Однако Гитлера не удовлетворили частичные уступки Англии и Франции: он стремился к коренному переделу мира. 25.VIII.1939 года Гитлер, пригласив английского посла в Берлине Гендерсона, передал ему почти ультимативные требования Германии немедленно решить польский вопрос путем передачи Германии Данцига и «Польского коридора», удовлетворения территориальных претензий Германии5.

Готовя войну против польского народа, Гитлер уверял Гендерсона в своем «миролюбии», в том, что он «хотел бы закончить свою жизнь, как художник»6, а не как поджигатель войны.

В тот же день, 25.VIII.1939 года, был подписан англопольский договор о взаимопомощи. По существу этот договор был лишь средством давления на гитлеровскую дипломатию, с помощью которого Англия надеялась заставить Германию пойти на соглашение с ней. В действительности, когда Германия напала на Польшу, Англия забыла и о своих «гарантиях», и о договоре о «взаимопомощи».

Правда, даже подобный договор вынудил Гитлера заколебаться. Он временно притормозил колесо военной машины и отменил намеченное на 04.30 часов 26.VIII.1939 года нападение на Польшу7. Ему нужно было время для переговоров.

Войска, вышедшие на исходные позиции, были остановлены. Однако некоторые командиры частей, не успевшие получить приказ, захватили ряд польских населенных пунктов и железнодорожных станций8. Но колебание Гитлера было кратковременным.

Он знал о мнении английских мюнхенцев, твердивших: «Данциг не стоит войны», заявлявших устами видного офицера британских ВВС барона де Роппа: «Польша более полезна для Англии в роли мученицы, чем в качестве существующего государства»9. В беседе с Гендерсоном Гитлер сказал, что он «не обидится на Англию, если она будет вести мнимую войну».

1 Public Record Office, CAB 23/99, 1939, 24.V, p.290.
2 British War Blue Book. London, 1939, №38.
3 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945,
   том 1. М., 1960, с.198.
4 Public Record Office, CAB 23/100, 1939, 2.VIII, p.271.
5 British War Blue Book, №68.
6 Каршаи Э. От логова в Берхтесгадене до бункера в Берлине.
    М., 1968, с.99.
7 Taylor A. English History 1914-1945. Oxford, 1945, p.326.
8 Фомин В. Указ, соч., с.621.
9 Documents on German Foreign Policy, Series «D», vol.VIII, p.367.