Фальшивые гарантии Чемберлена

Автор: Volkov. Опубликовано в Политика и дипломатия второй мировой войны

w-041Германия прекрасно знала цену английским «гарантиям» Польше, данным Н. Чемберленом еще 31.III.1939 года.

Выступая в парламенте, английский премьер-министр воинственно восклицал: «В случае любой акции, которая будет явно угрожать независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтет необходимым оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство считает себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая в его силах».

В тот же день, 31.III.1939 года, состоялась встреча Ллойд Джорджа и Чемберлена. Лидер либералов обратился к премьеру с вопросом, будет ли привлечен СССР к блоку миролюбивых держав. Чемберлен ответил отрицательно. Тогда Ллойд Джордж спросил, как же при таких условиях Чемберлен рискнул выступить со своей декларацией, грозя войной Германии.

Ведь без активной помощи СССР «никакого «Восточного фронта» быть не может». При отсутствии твердого соглашения с СССР, сказал Ллойд Джордж в заключение, «я считаю ваше сегодняшнее заявление безответственной азартной игрой»1. Однако Чемберлен и его сторонники придерживались иного мнения.

В начале апреля 1939 года в Лондон прибыл польский министр иностранных дел Бек. Правительства Англии и Польши заявили о своей готовности заменить временное и одностороннее обязательство постоянным соглашением о взаимопомощи на случай прямой или косвенной угрозы одной из стран2.

В действительности Чемберлен не спешил с заключением такого соглашения. Аналогичные туманные обещания Чемберлен и Даладье готовы были представить Румынии и Греции.

Предоставляя «гарантии» малым странам, английские и французские политики отнюдь не заботились об их целостности и суверенитете. Наоборот, они хотели использовать эти «гарантии» как фактор давления на Германию в ее переговорах с Англией. Представители английского правительства в ходе секретных переговоров с немецкими дипломатами заявляли о готовности немедленно отказаться от своих обязательств малым странам во имя англогерманского сговора. «Гарантии» английских политиков были лишь разменной монетой в торге с агрессорами, средством обмана масс, продолжением политики «умиротворения» в модифицированном виде. Вот почему Гитлера не беспокоили эти фальшивые «гарантии» Чемберлена. Если в период Мюнхена в качестве цены за сговор с фашистской Германией послужила Чехословакия, то летом 1939 года ею, по расчетам англо-французских политиков, должна была стать Польша. «Англия и Франция, - говорил Гитлер, - дали обязательства, но ни одно из этих государств не желает их выполнять. В Мюнхене мы видели этих убогих червей - Чемберлена и Даладье. Они не решатся напасть»3.

Кто-кто, а Гитлер хорошо знал своих политических оппонентов. «Единственное, чего я боюсь, - это приезда ко мне Чемберлена или какой-нибудь другой свиньи с предложением изменить мои решения. Но я спущу его с лестницы, даже если мне самому придется ударить его ногой в брюхо!», - восклицал он.

Весной и летом 1939 года гитлеровская Германия осуществляет открытую военную и дипломатическую подготовку нападения на Польшу. 21.III.1939 года Гитлер в ультимативной форме потребовал от Польши передачи Германии Гданьска (Данцига) и прокладки экстерриториальной автострады и железной дороги через «Польский коридор».

Эти требования были предварительной разведкой обстановки - как на них будут реагировать Англия и Франция? 28 апреля Германия разорвала пакт о ненападении с Польшей и англо-германское морское соглашение 1935 года, бросив прямой вызов Англии и Франции.

Однако правительства Чемберлена и Даладье по-прежнему заявляли о своей готовности отказаться от «гарантий» Польше в случае достижения общего соглашения с Германией. Более того, они оказывали давление на Польшу, стремясь вынудить ее капитулировать перед Гитлером, как это было в случае с Чехословакией.

Английские и французские дипломаты, стремясь освободиться от своих «гарантий», советовали Польше начать двусторонние переговоры с Германией, «мирно» урегулировать «польский вопрос», иными словами добровольно уступить агрессору Гданьск и «Польский коридор»4.

Как показывают протоколы секретных заседаний английского кабинета, Англия не собиралась выполнять только что данные «гарантии» Польше и вступать в войну с Германией из-за Гданьска.

На заседании английского кабинета 03.V.1939 года министр иностранных дел Галифакс заявил: «Конечно, полковник Бек не жаждет войны, но, если она возникнет из-за Данцига, вина за это ляжет на Польшу»5.

Обсуждая на заседании кабинета 10.V.1939 года вопрос о захвате Гданьска Германией, Галифакс не только допускал возможность этой агрессивной акции, но и советовал полякам в таком случае переключить польскую внешнюю торговлю с Гданьска на Гдыню.

1 СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны
   (сентябрь 1938 г. - август 1939 г.).
   Документы и материалы. М., 1971 год, с.290, 291.
2 The Origines of the Second World War. London, 1967, p.261-262.
3 Cooper R. The Nurenberg Trial. London, 1947, p.59.
4 Documents on British Foreign Policy 1919-1939. First Series,
   vol.V. London, 1947, №211.
5 Public Record Office, CAB 23/99, 1939, p. 124.