Война – продолжение мира?

Автор: Keizerov. Опубликовано в Стратегия силы

w-019Наследники «великого кормчего» упорно твердят, что «войны это нормальное явление», «война продолжение мира», «третья мировая война может разразиться в любой день» и т.п. Махровый антисоветизм и великоханьский национализм привели последователей маоизма в стан оголтелой империалистической реакции.

В идеологических диверсиях империализма и его пособников все чаще извращаются важные события внутриполитической жизни СССР и других стран социалистического содружества, международного коммунистического и рабочего движения. Антикоммунизм как зловещая тень следует за каждым знаменательным событием в жизни стран социализма, ищет любой повод для: того, чтобы омрачить светлый день юбилея.

Стратеги антикоммунизма обычно приурочивают подрывные кампании к юбилеям и другим знаменательным датам героической истории коммунистических партий социалистических стран. В частности, в последние годы крупные антикоммунистические кампании проводились во время подготовки советской и международной общественностью празднования 50-летия Великого Октября, 100-летия со дня рождения В.И. Ленина, 125-летия «Коммунистического Манифеста», 50-летия образования СССР, 60-летия Великого Октября.

Антикоммунизм проводит массированные кампании накануне очередных съездов Партии и других братских партий, в связи с международными совещаниями коммунистических и рабочих партий и т.д. Ряд характерных особенностей и новых черт свойствен антикоммунистической кампании, которую активизируют средства массовой информации на Западе в связи с принятием новой Конституции СССР.

Умножение антикоммунистических спекуляций в области истории, столь характерное для современной идеологической борьбы, носит закономерный характер и имеет глубокие причины. Остановимся вкратце на характеристике наиболее важных из них, позволяющих глубже понять особенности и функции идеологических диверсий.

Это, во-первых, возрастающее влияние в мире исторического и современного опыта революционных преобразований в первой в мире стране победившего социализма, открывшей новую историческую эпоху социалистических революций. С момента раскола мира на две противоположные системы антисоветизм как разновидность антикоммунизма специализируется на извращении практики реального социализма, его исторического пути.

Характерно в этом отношении стремление представить революцию как вообще бесплодное дело. Так, во французском журнале «Экспресс» за май 1977 года читаем: «Революция 1917 года не была утренней зарей, а лишь одним из многих миражей в огромной пустыне мыслей».

В борьбе идей все чаще используются «аргументы к истории», различные интерпретации исторического смысла происходящих событий. Некоторые социологи на Западе выдвигают формулу «История нас рассудит», возлагая на историю роль судьи в споре двух систем; другие пытаются посредством фальсификации фактов склонить «весы истории» и симпатии общественного мнения в свою пользу.

Во-вторых, обращает на себя внимание исключительно широкий, поистине глобальный во времени и пространстве комплекс вопросов истории, являющихся объектом противоборства идей: от проблем первобытной истории, например, неуклюжих попыток буржуазных идеологов отнести происхождение национализма к периоду родового строя, до самых отдаленных исторических перспектив и судеб человечества.

Столь же широка амплитуда буржуазных фальсификаций истории различных стран и народов в пространстве. Но естественно, объектом наиболее активных диверсий является история нашей страны, история строительства социализма в других странах содружества, его современный этап.

В-третьих, характерно, что в идейные сражения по вопросам истории вовлечены не только специалисты, ученые, они стали составной частью массовой антисоветской пропаганды на Западе. В этой связи обращают на себя внимание всевозможные циклы по истории русской общественной мысли, организованные центрами радио-диверсий, постоянные экскурсы в историю ВВС, «Голоса Америки», «Немецкой волны» и др.

Примечательно, что курс антикоммунизма в американских школах по преимуществу паразитирует на исторических дисциплинах, а в роли «советологов» на Западе выступают чаще всего историки.

Три самых распространенных в ФРГ учебника истории для школ характеризуют Великую Октябрьскую социалистическую революцию в России как «государственный переворот меньшинства», «мероприятие немногочисленной группы функционеров», как злой каприз истории, «эпизод местного значения на периферии мира».

В учебнике издательства «Хиршграбен» воспроизводится клевета о политике большевиков и замалчивается правда о белом терроре, иностранной интервенции. В столь же превратном виде представляется западногерманским школьникам сегодняшний день социализма, его достижения.

В-четвертых, идеологи антикоммунизма пытаются использовать то обстоятельство, что исторический подход, исторический угол зрения исключительно характерны для образа мышления людей вообще и современного человека в особенности.

Это проявляется в разных формах. Стратеги империализма все чаще апеллируют к «законам истории», заявляя, что надо руководствоваться в отношениях Восток - Запад «правильным пониманием законов истории». К сожалению, авторы подобных призывов еще очень далеки от правильного понимания уроков истории, для них характерен авантюризм и субъективизм.

В исторических экскурсах и аналогиях идеологов буржуазии присутствует тоска по прошлому классов, исчерпавших свои исторические возможности, ностальгия по временам «холодной войны» и «эре господства» империализма, стремление заставить народы «забыть историю» подготовки и развязывания монополистическими хищниками мировых войн, «стереть счет» преступлений империалистической военщины против человечества, выиграв задним числом войну.

И наконец, возрастание интереса общественности к истории, тяга масс к исторической правде, отвращение к фальсифицированной антикоммунизмом официальной истории, стремление учиться на опыте истории не только старших поколений, но и молодежи.

Одним из новых явлений в идеологической борьбе является то, что в середине 70-х годов акцент в антикоммунистической пропаганде переместился на вопрос о прошлом социализма. Это получило наиболее тенденциозное выражение в фальсификаторской буржуазной концепции «непреодоленного прошлого социализма», в различных рассуждениях об отсутствии в социализме «демократических традиций», о «грузе» исторически унаследованных авторитарных тенденций, нарушениях законности и т.д.