Видимость достоверности

Автор: Keizerov. Опубликовано в Стратегия силы

w-020В идеологических диверсиях всячески гипертрофируются ошибки, имевшие место в прошлом и подвергнутые критике коммунистами. Фальсификаторы используют специфику исторического материала, который создает видимость достоверности, например мемуарную литературу, свидетельства очевидцев событий и др.

Дело доходит до курьезов, когда «советологи» пытаются провести исторические аналогии и параллели там, где они совершенно неуместны. Примеров тому множество, остановимся на одном весьма характерном использовании мемуарной литературы прошлого для фальсификации современных фактов.

В Париже в 1843 г. вышло несколько томов мемуаров французского маркиза Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году», где он делится с читателем своими впечатлениями о том, что он увидел в России из окон своей элегантной коляски и на великосветских раутах. Недавно эти мемуары были переизданы в Париже, и в предисловии к ним утверждалось, что маркиз «на целое столетие предвосхитил критику большевизма».

То обстоятельство, что «советологи» вынуждены пробавляться замшелыми писаниями более чем столетней давности, говорит о многом. Кстати сказать, маркиз де Кюстин пустил в оборот некоторые формулы, которые в ходу у современных «советологов»: «гигантский колосс на глиняных ногах», «русская культура - внешний лоск, прикрывающий варварство», «страна бессмысленных формальностей», «страна фасадов», «империя каталогов» и т.д.

Характерны и рецензии, появившиеся на книгу в буржуазной печати, например рецензия под заголовком «На Востоке ничего нового». Это образчик научной недобросовестности, извращения настоящего при помощи прошлого.

Идеологические диверсии империализма по своим методам напоминают те подкопы под стены осаждаемой крепости, которые велись врагом «тихой сапой» и начинались с дальних рубежей. Хотя «подкоп» ведется «издалека» и довольно часто в течение длительного времени, все же по своим целям и замыслам он ориентируется на «взрыв».

Параллели между фальсификацией истории и операциями подрывников, как и всякое сравнение, условны, однако они оправданны и имеют смысл.  Идеологи антикоммунизма пытаются внушите мысль, что только высшие слои, элита могут ориентироваться в вопросах идеологической борьбы.

Огромной массе трудящихся отводится ими убогая роль слепо верящих, бездумных потребителей той духовной отравы, которая готовится на «фабриках лжи» по рецептам психологической войны.

Особенно тщательно скрываются от непосвященных методы и механизм идеологических диверсий.  Таким образом, исходные установки империалистической пропаганды проникнуты нескрываемым пренебрежением к человеку, его интеллекту, к его способности творчески мыслить и разбираться в проблемах общественного развития, в конкретной обстановке противоборства идей.

Марксизм-ленинизм учит, что политика, партийная ориентация в мировоззренческих вопросах - дело широчайших трудящихся масс, которые должны знать расстановку классовых сил, изучать методы политической и идеологической борьбы и принимать в ней непосредственное и активное участие.

В.И. Ленин отмечал, что в современной идеологической борьбе счет идет на миллионы. Огромное значение поэтому приобретает понимание массами классовой стратегии империализма, ее враждебности коренным интересам рабочего класса, всех трудящихся, прогрессивных сил.

Буржуазные теоретики пытаются представить борьбу идей как столкновение взглядов отдельных людей, вне связи с классовой борьбой, стратегическими целями и установками антагонистических классов, растворить их в аморфной массе взглядов и воззрений, лишенных даже видимости связи с классовыми отношениями.

Мы же при анализе стратегии империализма исходим, согласно указаниям Ленина, из оценки ее как явления сугубо классового.

В борьбе идей очень важно не потерять из виду основные стратегические вопросы, которые отражают главные и существенные аспекты развития мирового революционного процесса и постоянно находятся «на линии огня», то есть служат главной ареной в борьбе социалистической и буржуазной идеологий.

Приспособление империализма выражается в известном изменении соотношения методов для достижения стратегических целей. Некоторые идеологи империализма, рассуждая об арсенале инструментов американской внешней политики, выделяют в нем три составные части: «бутерброды» высокий жизненный уровень в условиях технического прогресса, «свечи» - идеалы американского образа жизни и «силу», которую, согласно их рекомендации, правящие круги США должны активно и энергично применять там, где «бутерброды» не вызывают аппетита, а «свечи» давно погасли.

Так называемая «переориентация» империалистической стратегии коснулась главным образом средств и методов достижения классовых целей, среди которых выделяются экономические, военные, политические и идеологические.

Как известно, в первые послевоенные годы в реализации своей антикоммунистической стратегии правящие круги США важное значение придавали курсу на «экономическое истощение» СССР посредством экономической блокады, навязывания гонки вооружений в расчете, что она окажется более обременительной для нашей страны, нежели для западных держав. Подобные расчеты потерпели полное банкротство.

Однако они не полностью забыты и еще дают себя знать в попытках навязать дискриминационные ограничения для торговли с социалистическими странами, в требованиях предварительных уступок, эмбарго на экспорт стратегических товаров и так далее.

Иногда в научной литературе высказывается мнение, что поскольку в стратегии современного империализма произошла определенная переориентация в выборе средств, то сейчас главный упор делается уже не на военные, а на идеологические средства борьбы. Однако нельзя не учитывать и то, что империализм не оставляет мысль военными средствами изменить соотношение сил в свою пользу, а усиление гонки вооружений и военных приготовлений свидетельствует об огромной опасности проявлений неизменно агрессивной природы империализма.

В период 1945-1977 годов страны-участницы НАТО совершили 115 вооруженных провокаций, 22 из которых - после 1970 года одни лишь США прямо или косвенно 215 раз прибегали к использованию силы или угрожали военным вмешательством, 33 раза - применением ядерного оружия.

Газета «The New York Time» свидетельствует, что с момента окончания второй мировой войны США систематически используют войска для внешнеполитических акций.