Ставка на идеологию

Автор: Keizerov. Опубликовано в Стратегия силы

w-023Ставка на идеологию занимает в стратегии империализма совершенно особое место. «Холодная война» рассматривается как прелюдия к войне «горячей», идеологические операции рассматриваются как психологическая обработка населения и войск противника с целью их деморализации накануне и во время развертывания военных действий.

Идеологическая диверсия по своему характеру является пережитком «холодной войны» и осуществления старой стратегии подрыва позиций коммунизма, но иными, не военными средствами.

Теоретики идеологических диверсий в свое время сформулировали установку «энергично включиться в идеологические дебаты», «активно вести психологическую войну», «неустанно и убедительно призывать народы, находящиеся под коммунистическим давлением, покончить с закрытым и создать открытое общество». Сейчас эта подрывная стратегия еще не сдана в архив.

Как известно, «идеологические средства» теоретиков империализма правого толка не имеют ничего общего с идеологической дискуссией в собственном смысле слова, с сопоставлением взглядов и точек зрения. Перед ними все та же неосуществимая мечта: «мягкими средствами», а то и мерами грубого нажима убедить Союз принять основы политической философии и политической системы США.

Для стратегии современного империализма характерно сочетание грубого нажима в духе «психологических операций» империалистической пропаганды с ухищрениями «эрозийного воздействия» в соответствии с доктриной «конвергенции», «модернизации».

Буржуазная пропаганда несколько лет назад взяла на вооружение ложный тезис о сближении, или конвергенции, двух противоположных общественных систем. Во многих вариантах теории «конвергенции» проводится мысль и о сближении образа жизни пролетариата и буржуазии в «индустриальном обществе», то есть при капитализме.

Но есть и попытки осмыслить в рамках этой теории глобальные процессы. Социологи на Западе, толкуя о внешнем сходстве заводов, технологических линий станков и машин при социализме и капитализме, под сурдинку внушают все ту же мысль о некоем едином образе жизни.

То в замаскированной, то в откровенно циничной форме в различных вариантах теории «конвергенции» речь идет по существу о «поглощении» капитализмом социализма. Социалистическим странам навязывается скроенная по капиталистическим меркам модель «постиндустриального общества» как некий образец, «высший тип социальной организации».

Теория «конвергенции» представляет сегодня особую опасность своими рассуждениями о «сближении» двух систем и всевозможными спекуляциями на интересе народов друг к другу. Но сближение сближению рознь. Аргументы в пользу «сближения», о котором ведут речь теоретики конвергенции, больше всего напоминают абордажные крючья пиратских кораблей.

При помощи их, как известно, жертва нападения подтягивалась вплотную, бралась «на абордаж», захватывалась, грабилась и пускалась ко дну. Сходство тактики «джентльменов удачи» и теоретиков конвергенции поразительно.

Теоретики конвергенции внушают мысль о том, что в результате будущего слияния капитализма и социализма дальнейшее развитие социалистической системы должно будет происходить не в направлении сохранения, укрепления и усиления ее качественного своеобразия, а в направлении постепенного отказа от ее основных принципов, заимствования капиталистических методов хозяйствования и основных черт его образа жизни, а в перспективе - сближения и окончательного включения в капитализм, растворения в нем.

Утратив надежды на то, что стихийное развитие событий пойдет в направлении конвергенции, стратеги антикоммунизма разрабатывают различные приемы «размягчения» социализма. В этом им помогают теоретики социал-демократии. Укажем, в частности, на космополитическую теорию социал-демократов об «энтропии кооперирующейся Европы», авторы которой исходят из того, что экономические отношения воздействуют глубже и охватывают все общественные сферы, тогда как военные отношения ограниченны.

Поэтому «энтропия», по мнению идеологов ревизионизма, может стать более эффективным средством «рассеяния» общественно-экономических противоположностей и, в конце концов, больше, чем другие средства, способна привести к незаметному изживанию приверженности людей к своей системе.

Хотя ревизионисты заявляют: «Мы не говорим о перенимании тех примеров, которые подрывали бы собственную систему», их установки по существу совпадают с целями теории «конвергенции» на подрыв социалистической системы путем целенаправленного воздействия и влияния капиталистического образа жизни.

Теоретической основой идеологических диверсий является и американская концепция «модернизации» современных обществ. Новизна этой доктрины весьма относительна, в ней явственно проглядывает попытка обосновать некие несуществующие в реальности приоритеты западного образа жизни и тем самым оттеснить социализм с принадлежащего ему по праву авангардного места в историческом процессе на задворки истории.

Претендуя на глобальное осмысление определяющих тенденций исторического процесса, авторы доктрины начинают издалека, рассматривают в качестве закономерных фаз «модернизации» промышленную, социальную, политическую и культурную революцию в странах Европы (Англии, Голландии, Франции и др.).

Исходной теоретической предпосылкой, таким образом, оказывается капитализм, хотя о нем не идет речь в смысле определенной исторической формации. Внимание концентрируется на неравномерности социальных изменений начиная с XVIII века, в силу чего некоторые страны выступают в качестве пионеров экономического и Политического прогресса, на которых должны равняться другие страны, выступающие в качестве последователей.

Существо «модернизации», по идее ее проповедников, состоит в «переходе от традиции к модернизму», связанном с изменением исторически унаследованной культуры отстающих в своем развитии обществ под влиянием идей и техники, приходящих извне. Собственно революционное содержание процесса воздействия одной страны на другую при таком подходе оставляется в стороне.

Все критерии прогресса в конце концов сводятся к техническим новшествам «индустриального общества». Хотя, по мысли авторов, модернизация охватывает все сферы жизни общества (индустриализацию, урбанизацию, развитие политической жизни, рост образования и культуры), революционный характер влияния действительно передового общества в ней смазывается.